00:38 

Дантуинский отдых

V-Z
Должен - значит могу!/Нельзя убивать игрока без согласия персонажа
Надеюсь, это заинтересует. Уточнение: поминаемый в тексте Томо - Реван; дело происходит во время его повторного обучения на Дантуине.

Название: Дантуинский отдых
Автор: V-Z
Бета: -
Жанр: CaU
Рейтинг: G
Персонажи: Кандерос, немного Миссии и Ревана
Состояние: этот конкретный завершен
Дисклеймер (отказ от прав на персонажей): все права у конторы Лукаса. А жаль
Саммари (краткое содержание): что происходило с Кандеросом, пока Реван заново обучался мастерству Силы

Дантуинский отдых
Трава мягкая, но все-таки колючая. Конечно, мою шкуру травинки не проткнут, но неприятно.
Поэтому я и не разлегся, а сижу, прислонившись к камню. Бластерный пистолет собираю. Оружию уход нужен, причем постоянный. Тяжелый репитер уже собран, и рядом лежит.
Я по этим дантуинским лугам сейчас один брожу. А где еще быть? На планете в корабле сидеть – идиотизм. В Анклаве мне места нет, на фермах… Был. Чуть не рехнулся; никогда не думал, что можно столько времени трепаться об овощах.
Так что выбрал место на холме неподалеку от Анклава. Здесь и отдыхаю.
Странное чувство – просто отдыхать. Не в перерыве между боями или заданиями, а сидеть себе и ничего не делать. Ну, почти ничего; как уже говорил, бластер собираю. Вот собрал, в кобуру сунул, и все же прилег. Все равно далеко видно…
А вид приятный. Трава зеленая, небо синее, солнце яркое, джедаи бродячие…
Вот как раз двое и идут. Парень и девушка, лет семнадцать обоим. Идут степенно, изо всех сил стараются выглядеть как Взрослые Рыцари. Наверное, даже следят, как бы не наступить никуда и не испачкать Настоящие Мантии.
Знакомо. Вот новобранцы себя так ведут: доспехи от всякой грязи берегут, и идут во весь рост. Обычно это лечится первым же боем, который доказывает: или шлемом в грязь плюхнешься, или шлем вместе с головой оторвет.
Похожи чем-то друг на друга. Оба светловолосые, оба худощавые. Родичи, что ли? Или просто из одних краев?
Подходят, останавливаются у ног.
– Да пребудет с вами Сила, – приветствует парень.
– Да пребудет, – соглашаюсь я. Хочется прямо спросить, чего им надо. Но невежливо. Хотя если пристанут…
– Вы Кандерос Ордо, не так ли? Солдат Мандалора, участник Мандалорианских Войн?
– Я, – хаар’чак, можно подумать, в окрестностях Анклава сплошь мои двойники бродят. – Единственный и неповторимый. А что?
– Я падаван Марон Клайн. Это падаван Рианна Стен.
Какая гордость принадлежностью к Ордену в голосе, прямо завидно…
– Рад познакомиться, – стараюсь голосом показать прямо противоположное. – Что-то хотели?
– Да. Я слышал, что во время войны ваши товарищи сходились в поединках с рыцарями… и побеждали?
– Да. Это так.
– Но этого не может быть!
– Это почему? – настроение стремительно портится.
– Потому что… ну, обычный боец не может одолеть джедая. Так не бывает.
– Да? И у тебя, конечно, хватает аргументов в пользу того, почему джедаи должны победить?
– В общем, да, – неуверенно кивает Клайн, явно подозревая подвох. И правильно.
– Тогда доставай меч и попробуй одолеть меня. Не бойся, в полную силу работать не будем.
– Я уверен в себе, – гордо выпрямляется юноша и достает меч. Вернее, заставляет его слететь с пояса себе в руку. Девушка одобрительно улыбается.
Клайн включает меч и становится в стойку, подняв его параллельно телу, с рукоятью на уровне головы, справа. На лице – сосредоточенность.
Я по-прежнему лежу.
– Вставайте, – через пару секунд требует Клайн. – Вы же собирались сражаться.
– Именно, – отзываюсь я.
А затем просто цепляю его сапогом за ногу, делаю короткое движение вторым сапогом – и юноша брякается наземь. И тут же замирает, глядя в дуло моего бластера.
– Убит, – констатирую я, убирая бластер обратно. – Вот так все и было.
– Но… – Клайн вскакивает, весь красный – то ли от смущения, то ли от гнева. – Так же нечестно?
– Это был бой. Пример реального боя. Ясно?
– Но все равно, это не…
– Слушай, скажи сам: если против тебя выйдет кто-то с суперспособностями, движущийся куда быстрее, способный тебе взглядом сломать шею, вооруженный всерубящим мечом… ты полезешь с ним драться голыми руками? Или придумаешь что-то, чтобы выжить и победить?
Какое, однако, обалделое выражение на лице. Явно никогда не смотрел с такой точки зрения.
– Э-э… мне надо об этом подумать…
– Спасибо, – неожиданно сообщает девушка. Короткий, вежливый поклон.
– Спасибо, – присоединяется парень с явным облегчением и тоже кланяется.
Хаар’чак . Не будь они джедаями – поспорил бы, что девчонка уже знает, как они детей назовут.
Ушли джедаи. Грустно почему-то: неужели после войны в Ордене остались сплошь такие телята и старые коряги вроде местного Совета? Впрочем, чему удивляться…
Вдвинул заряд в бластер, полюбовался. Как новенький.
Кто там опять по холму топает? Не дают на солнце посидеть… М-да, джедаев я бы еще понял, но сейчас явился типичный фермер. За десять кликов видно, что загар от грядок, а брюхо от пива.
– Д’брого дня.
– Доброго, – кисло соглашаюсь я. – Чего надо?
Это не джедай, и даже не солдат, можно не церемониться.
– У нас тут к’тханды завелись, – тянет фермер. – Г’лов дв’дцать. Ск’тину режут.
– Сочувствую. Ну а я тут при чем?
– Т’к пострелять. Мы ж запл’тим.
– Чего?
– Ну, зверей пострелять. Ты ж с’лдат, м’ндлор, умеешь. А мы запл’тим.
Нет, ну вот мышление… В самом-то деле – зачем своей шкурой рисковать, когда можно нанять солдата, который все за тебя сделает? И до фонаря им, что пойди война чуть по-другому – и я, возможно, был бы в составе десанта на Дантуин. Хаар’чак, и нас еще обвиняют в чрезмерной практичности…
– Ну т’к, м’ндлор, согласен?
– Мандалорианин.
– Ч’го?
– «Мандалор» – это название планеты и титул нашего правителя. А один из народа – «мандалорианин». Ясно?
– Угу. Т’к согласен?
– Сделаю, – все равно скучно, а так хоть попрактикуюсь. – У вас там лучевая винтовка найдется?
– З’чем?
– Катхаундов стрелять, сам же просил.
– Т’к у тебя ж этот, – кивает на репитер.
Ди’кут . Я ж не на боевой рейд иду… Попробую объяснить.
– Это боевое оружие, а не охотничье. Оно для сражений предназначено.
– А р’зница?
– М-м… Ну вот стал бы ты боевым мечом мясо к обеду резать?
– А ч’го нет, если острый…
Тьфу.
– Забудь. Есть винтовка или нет?
– Есть.
– Тогда пошли.

Винтовка оказалась… ну не то, чтобы совсем раздолбанной, но в очень далеком от идеального состоянии. Матерясь сквозь зубы, я пару часов убил на отладку и приведение в порядок; в итоге получилось относительно толковое оружие. Хотя перебить из него стаю в двадцать голов все равно хатта с два выйдет.
Заалбара, что ли, позвать? Вуки – хорошие охотники.
По здравом рассуждении решил все же отказаться от этой мысли. Я из его рычания ничего не понимаю; Томо с его знаниями по горло занят у джедаев, а Миссию я на такую охоту не потащу. Нечего ей там делать, пусть и совершеннолетняя уже .
А без понимания – какая охота? Я-то знаю, что бывает, если в бою комлинк отрубится. Но там-то легче, у нас армейский язык жестов столетия назад отработан.
Пришлось думать. Сходил туда, где катхаунды часто бродят, оценил окрестности, прикинул возможности. Порасспросил фермеров. Утверждают, что стая здесь объявляется где-то ближе к середине дня; времени немного, но хватить должно. Придется вспоминать, как у нас на Ордо охотятся на самых опасных зверей – которых не добывать, а убивать надо.
К счастью, спидер у одного из фермеров оказался. До Анклава и «Эбенового Ястреба» я могу пробежаться без проблем, а вот обратно с грузом уже посложнее будет.
А груз такой, что обращаться надо бережно – мины. Взял несколько с борта, еще несколько на верстаке сварганил. Кустарная работа, но сойдет.

Звери оказались пунктуальными – действительно в середине дня появились. Выпущенную приманку – какую-то мелкую здешнюю мясную скотинку – порвали в момент, и уселись пировать.
Я же залег на холме с винтовкой в руках; к счастью, ветер ко мне дует. Пересчитал. Действительно – двадцать. Что ж, начнем…
Приклад к плечу, тщательное прицеливание. Поправка на движения целей, на состояние оружия… Начнем.
Первого катхаунда снял чисто – лучом в висок. Еще двое оказались прямо за ним и тоже схлопотали по заряду. Один разинул пасть, чтобы зареветь – и туда я выстрел и вогнал. Пятый оказался самым сообразительным – дернул в мою сторону, и я его сшиб в прыжке.
А потом – вскочил, закинул винтовку за спину и кинулся к ущелью меж двух холмов неподалеку. На бегу оглянулся – так и есть, все оставшиеся за мной сорвались. Я так и думал, что больше пятерых не успею завалить, прежде чем стая сообразит, откуда палят.
Хорошо идут, плотной массой.
Влетев в ущелье, больше назад не смотрел – теперь под ноги. Наступлю на закопанную мину, и будет из меня фарш не хуже, чем оставили бы звериные клыки.
Я их обогнал. Выскочил из ущелья, пробежал еще пару десятков метров, когда за спиной грохнуло. Знакомый до боли «бах-бух-бабах»; на войне такие звуки в память вьедаются быстро.
Развернулся, сдергивая винтовку. Оценил обстановку – на ногах из стаи только шестеро, да и те ошалело трясут головами – не задело, но оглушило. Теперь осталось упасть на колени, вскинуть оружие.
Троих снял без проблем. Остальные пришли в себя, кинулись сквозь ущелье, и я сбил еще двоих. А последний оказался быстрым и вертким, ушел с линии огня… но вот от моего ножа не увернулся. Клинок в лапу – и скорость резко падает. А заряд в голову подводит итог.
Джатей’шиа !
Ну вот теперь осталось только выдрать обратно нож, пособирать трофеи и топать к нанимателям.

Десяток фермеров недоверчиво разглядывали столько же катхаундовских голов, которые я им вывалил.
– У остальных голов не осталось, – пояснил я. – Можете сами сходить, убедиться.
– Д’ верим, – протянул один из них, самый старший. – Н’т стаи…
– Именно, – я положил винтовку в фермерский спидер. – Стаи нет – так деньги пусть будут. Ну?
Фермеры переглядываются.
– Мы тут п’думали…
– Чего?
– Ты ж раб’ту сделал. А зв’рей убивать в т’ких числах не р’зрешено. Т’к что с платой…
Шабла фете !
И бластеры, как назло, на «Ястребе» остались, только нож с собой…
– Мы договорились, – очень, очень хмуро. И взгляд такой, как в бою – с оценкой «как проще убить».
Фермеры чуть попятились, но, видно, они друг друга поддерживают.
– Дж’даи отстрел н’ ‘добряют, – повторил тот же пожилой. – Т’к что…
– Отстрел не поощряется, а вот нарушение договоров – тем более.
Он подошел откуда-то слева так тихо, что даже я не расслышал. А уж фермеры – точно не заметили, пока не заговорил.
Молодой, около двадцати или немного больше. Шатен, карие глаза… глаза солдата. Как один мой друг поэтично говорил: «пепел битвы на глазах». Похоже.
Плотная серо-зеленая куртка и штаны. Ничего парадного, все предельно практично.
И рукоять светового меча на поясе.
Джедай.
– Эт’, рыцарь… – первым опомнился фермер.
– Я все слышал, – холодно перебил его джедай. – Вы договорились – так платите. Слово нарушать нельзя.
– Т’к…
– Нет желания? Что ж, в таком случае, мне придется поделиться сегодняшними впечатлениями с мастером Лестином; он давно собирался направить запрос в местное правительство по поводу обстановки с налогами на фермах.
Хаар’чак. Где он так навострился вежливо угрожать? Даже если фермеры всем в правлении платят – просьбу от Ордена те выполнять будут.
Фермер сник. Хмуро глянул на изрядно похожего на него юнца; тот сорвался в дом, и вскоре вернулся с чипом.
Проверил – настоящий. Думаю, вся сумма на нем.
– Сп’сибо за р’боту, – буркнул фермер, и они разбрелись.
– Спасибо, – это уже я – джедаю.
Тот молча кивнул и пошел прочь. И я пошел – к Анклаву.
Приятно видеть, что на Дантуине люди есть. А не эти… крестьяне.
На Мандалоре и планетах под нашей рукой тоже есть фермеры. Но они – такие же воины, как и все; просто понимают, что фермы и заводы нам нужны не меньше армии, и добровольно не идут на битву. За это их уважают.
И любой наш фермер может мигом превратиться в солдата; для этого ему надо лишь зайти в оружейную, одеть доспех и зарядить бластер. А этих… долго гонять придется, пока из них хоть терпимые бойцы получатся.

Шагая к Анклаву, я неспешно припоминал все, что было после войны – вылезли чего-то на поверхность воспоминания. Сейчас уже спокойнее отношусь, притупилась горечь… а тогда несколько месяцев заставлял себя поверить, что мы все же проиграли. Что Малакор окончательно перечеркнул все годы войны… Осталось, правда, удовлетворение, что Республике мало не показалось. На Дксуне, в самом конце войны, они десятерыми за одного платили… но наших это не вернет.
Потом были странствия по планетам. Доспех, жаль, из строя вышел, еще в битве, и починить не вышло. Но все равно, репутации хватало. Одни от мандалориан шарахаются, а для других – это знак качества.
Приятно.
Собственно, потому меня на Тарисе Дэвик Канг и приметил; сперва просто услышал, что какой-то мандалорианин тут бродит, решил нанять… ну а потом я себя достаточно показал.
Помню, какая-то банда решила отколоться, Дэвику не платить, и вообще собственную власть в Нижнем Городе установить. Ага, конечно… Канг меня и послал объяснять – в компании с еще пятерыми громилами.
Та банда разместилась в давно закрытой кантине, причем не самой большой; как раз к нашему подходу у них собрание было. Хаар’чак, мои так называемые подчиненные минут десять препирались, как надо действовать. Врываться вместе или по одному, кричать, или стрелять…
В конце концов я не выдержал и предложил действовать по-военному. Они уставились, почесали в затылках и что-то неуверенно промямлили, явно не желая вообще в драку лезть.
Да я и один справился, стандартным способом зачистки. Открывается дверь, внутрь кидается граната, дверь закрывается. После взрыва снова открываем дверь и достреливаем всех, кто выжил.
Все просто. И эффективно.
Правда, громилы основательно позеленели, а трандошан посерел (зеленеть ему было некуда).
Дэвик потом поблагодарил, но попросил в будущем «все же действовать… э-э… не настолько прямолинейно». А стоявший позади Кало Норд только ухмылялся, причем одобрительно. Он бы работал так же.
Профессионал. Жаль, что он на стороне Дэвика был, и мы с Томо при отступлении его завалили.
А потом появился Малак и разнес всю планету. Вовремя ушли, называется.

Все, теперь по Дантуину хожу только с репитером; вдруг еще какой фермер что попросит? Хотя «хожу» – сильно сказано. В основном сижу себе где-нибудь…
Недавно Адум Ларп, родианец, который тут всякой всячиной торгует, попросил посмотреть, в каком состоянии его оружие на продажу; сам он ни гунгана в этом не смыслит.
Я посмотрел. Ужаснулся – хранить так можно, но продавать нельзя.
День потратил, но отчистил и наладил все, что только возможно. Проверил в деле; правда, после испытания четвертого тяжелого бластера на задворках Анклава появился джедай и очень вежливо попросил перенести полигон куда-нибудь на природу. А то падаваны пугаются.
Адум отблагодарил кредитами и пообещал скидку на свои товары – но только лично мне.
Пошел посидеть на берегу озерца неподалеку; неожиданно объявилась Миссия.
– Слушай, как тебе?
– Что?
– Макияж, не видишь, что ли? Я тут косметику купила, и опробовала!
– М-м… А кого-то другого спросить не можешь?
– А кого? – искренне изумилась тви’лекка. – Томо занят. Джедаи ни хатта в косметике не понимают. Большой З – вуки, и что-то для кожи ему неинтересно. Карт… ну не похож он на человека, который в косметике разбирается.
Я посмотрел в воду – на свои почти два метра мышц, шрамов и боевого опыта – и поинтересовался:
– Хочешь сказать, что я похож?
– Э-э… – смутилась девчонка. – Ну… Ну спросить все равно не у кого.
– Красиво, – честно сказал я. – Впрочем, тебе и без косметики красиво.
– Спасибо!
Умчалась. Эх, с ее-то гибкостью как следует с ножом или мечом поднатаскать – и такой боец выйдет… Может, и займусь. Не повредит.
А Томо действительно занят – правильно сказала. Что ж, если он джедайству подучится – хорошо будет, он и так боец отменный. Главное, чтобы их мышлением не заразился.
Недавно я мимо проходил, а они с Бастилой до хрипоты о битве на Кульхаре спорили. Реван тогда не стал укреплять свои позиции, а бросил на нас легкие летучие машинки, засыпавшие нас бомбами и повел войска в атаку. Из тех пилотов выжили единицы, но битву он выиграл.
Вот Бастила и доказывала, что он поступил в корне неверно, послав их в бой и погубив столько людей. Томо втолковывал, что иначе он поступить не мог. Бастила упрямилась: мол, выстроил бы укрепления и спокойно бы потом планировал наступление.
– Кандерос, – окликнул меня тогда Томо, – слышишь, о чем спорим?
– Слышу.
– Что ты скажешь?
– Правильно все Реван сделал. Если бы он начал укрепления возводить, то проиграл бы бой почти с гарантией.
– Это как? – удивилась Бастила. – Вы что, по земле бы в атаку пошли? Десантных транспортов у вас на Кульхаре почти не было.
– У нас легкие грузовые были, – пояснил я. – Те, что цепляют груз под брюхо, и перевозят.
– И что?
– И все. Берется две звезды «Василисков» , цепляется грузовыми, поднимается к облакам, и потом скидывается на войска Республики. Скорость падения такова, что зенитные орудия навестись не успеют.
– Это же несколько километров, – терпеливо объяснила Бастила. – Они бы разбились.
Посмотрел на нее как на дуру, стараясь эту мысль максимально ясно взглядом выразить. Видимо, поняла; озадачилась.
– Эти дроиды, – объяснил я столь же терпеливо, – не раз десантировались на планету с орбиты. Я сам в таких десантах участвовал. На определенном этапе «Василиск» двигателями падение замедляет и нормально приземляется. Так вот, две звезды в лагере – этого хватит, чтобы все отвлеклись исключительно на них. А этого отвлечения нашей пехоте бы хватило, чтобы добраться до укреплений, снести их к хатту и дожать противника. Финт Ревана пришелся как раз кстати – нам всего пары часов не хватило, чтобы так и поступить.
– Мне надо над этим подумать, – озадаченно констатировала Бастила.
– Это полезно, – не удержался я.


Вроде в последнее время начала мыслить более здраво. Ну да ладно, пусть с ней Томо мучается…
Он, кстати, недавно еще какую-то девчонку нашел. Катарка; не очень я понял, что там с ней было… Вроде озверела окончательно, а Томо ей мозги вправил на место.
От меня она пока шарахается. Неудивительно; операцию на Катаре все надолго запомнили.
Карт, к счастью, спокойнее относится. Он ведь тоже солдат, как и я, хотя ему на Дантуине куда приятнее. Видно, родную планету напоминает; хотя Телос после Малаковой бомбежки сейчас вряд ли зелен.
Но еще неделя такого ничегонеделания – и я плеваться начну от сельских пейзажей.
Шаги за спиной. Оглянулся – тот самый молодой джедай.
– Да пребудет с вами Сила.
– Да пребудет. Какие-то вопросы?
– Да нет, – пожатие плечами. – Просто я этой дорогой часто хожу.
Обогнул озеро, явно намерен уходить… Не знаю, что меня дернуло, но спросил в спину:
– Ты воевал, парень?
Остановился. Обернулся.
– Почему так решил?
– Глаза. Да и одеваешься как солдат, а не в мантию.
– А, – короткая усмешка. – Это мне пришлось еще до войны по Галактике мотаться; привычки в одежде остались.
– Ты ж тогда наверное еще падаваном был, – удивился я. – Неужто на отдельные задания посылали?
– Не то, чтобы посылали… скорее моя инициатива была. Сильно не понравившаяся кое-кому из старших.
– Из дома сбежал, что ли? Или из-под крылышка Совета?
Пожалел, как только сказал: во взгляде аж резануло болью. А еще больше пожалел, когда он ответил:
– А тебе не надоело здесь сидеть, а до того – за кредиты бандитов резать? Или Малакор уже не снится?
– Слушай, джедай! – я мигом оказался на ногах. – Не трави душу, шабиир гар буир !
– Так и ты – не трави.
Прав. Он прав.
– Извини, джедай. Настроение ни к хатту, вот на тебе и сорвался.
– Понимаю, – глаза у него потеплели. – Извини и ты.
– Тебя вообще как зовут? – спросил я, когда он вновь пошел прочь.
– Каррик, – отозвался он через плечо. – Зейн Каррик.
Знакомое какое-то имечко, но не помню, где оно мелькало… Впрочем, какая разница? Хорошего тебе пути, Зейн Каррик; чувствую, ты из тех джедаев, которых уважать можно не только за бой.
– Кандерос!
Томо. В мантии джедая, с мечом на поясе. Причем все это на нем смотрится очень естественно, будто всегда так ходил.
– Мне тут поручений надавали от Совета; в частности, в окрестностях кто-то орудует… Из твоих соплеменников, видимо. Из тех, кто после войны бандитами стал.
– Помощь нужна? – деловито осведомился я. – Если это не банда, а ударившийся в грабежи правильный отряд – будет туго.
– Конечно нужна, потому и пришел. Кстати, разбираемся еще с некоторыми проблемами – и улетаем с Дантуина. Дело наметилось, причем явно сложное…
– Кого оно пугает? – улыбнулся я, подхватывая с травы репитер.
Дантуинский отдых закончился. Начинаются галактические будни.
Которые будут поинтереснее.
20.07.2007 – 29.07.2007.

* В данном случае – бластер, стреляющий очередями.
** Легкое мандалорианское выражение, примерно соответствующее земному «черт».
** Клик – километр на военном жаргоне.
**** Ди’кут – идиот (мандо’а)
***** На Мандалоре совершеннолетие и право считаться воином – с тринадцати лет. Поэтому Кандерос воспринимает тви’лекку как уже взрослую.
****** Jate’shya – удача (мандо’а).
******* Куда более крепкое выражение. Перевести примерно можно как «…ые фермеры» (и заполнять точки я не стану).
******** Звезда – пять машин. «Василиск» – пилотируемый и полуразумный боевой дроид мандалориан, снабженный когтями и орудиями.
*********Очень невежливое высказывание. «Gar» – «твою», «buir» в данном случае – «мать». Думаю, общий смысл понятен.

@темы: фикшн, Реван, Миссион Вао, Мандалор/Кандерос Ордо, KOTOR I

Комментарии
2010-03-19 в 22:45 

Микари
Порядочные психи в лечении не нуждаются.
Интересный фик)))
Однако правила оформления ещё никто не отменял))) так что дооформите пост пожалсто))

2010-03-20 в 03:11 

V-Z
Должен - значит могу!/Нельзя убивать игрока без согласия персонажа
Микари
Прошу прощения, не сразу их отыскал - привык к иному расположению. Дооформил; если нужно еще что-то - прошу указать.

2010-10-03 в 20:21 

MasterFlo
"Как круто быть дояркой на ферме" |с.| Зак,"Полицейская академия"
Очень цельный фик,причём без всякой грандиозности и приятно читается *мне бы так)*
спасибо Автору =)

   

На борту "Эбенового Ястреба"

главная