13:26 

Фик

Смитти
Название: Долгих лет Лорду Реван!
Автор: Morgana
Бета: Reklamko
Жанр: Romance/Action
Рейтинг: R
Персонажи/Пары: Кандерус Ордо/Реван, Карт Онаси/Реван
Предупрежение: AU, Реван – девушка.
Размер: 9 частей, 34 главы
Состояние: в работе
Дисклеймер (отказ от прав на персонажей): Все принадлежит дедушке Лукасу.
Разрешение на размещение: Афтар дал добро)
Саммари (краткое содержание): Я чувствую силу? Какого черта, тогда я знаю, что я разведчик!? А кто такая Джейн?! Я – это точно не она. Или все-таки это я? Да какого гаморреанца тут твориться?
От автора: «После сотого прохождения Котора, моя страсть немного поутихла, и работа фанфика сильно тормозит, но я намерена добить свое произведение. Пожелание и критику присылать на morgana001@rambler.ru » (с) Morgana

Татуин
Глава 3
Глава 3.
Мы забрались на очередную дюну, и я скинула с головы платок, кое-как защищающий от песка. Далеко, на самой грани видимости, чернели скалы. За моей спиной Кандерус сверился с картой.
- Пять километров. – Сказала он, и опять завозился, убирая карту обратно в сумку.
Ничтожное расстояние, по сравнению с тем, что мы уже успели пройти. Я озвучила эту мысль, и Кандерус согласно усмехнулся. НК-47 пожаловался на то, что его чувствительные детали не приспособлены к такому издевательству, да и вообще, в этой чертовой пустыне некого убивать. Я попросила дроида заткнуться. НК, с момента покупки успел преизрядно потрепать мне нервы. Кем бы ни был его создатель, я надеялась, что этот идиот с извращенным воображением, давно кормит червей.
Мы пошли вперед, и я неловко поставив ногу, начала заваливаться. Крепкая рука мандалорианца подхватила меня за талию, и придала мне вертикальное положение.
С тех пор, как три дня назад я потеряла сознание в порту, все носились со мной, будто я была сделана из стекла. Этому поспособствовала Бастила, которая с умным видом оповестила всех, что такой расход Силы обычно ведет к смерти, а если и нет, то к очень плохому самочувствию на протяжении длительного времени.
Эти идиоты даже не хотели меня выпускать из медотсека, объясняя это тем, что мне нужно отдыхать, и не делать резких движений. Пару резких движений я все-таки сделала. Отшвырнула Карта к стене при помощи Силы, дала подзатыльник вуки, и наорала на Бастилу. А потом поняла, что джедайка была ох как права. После каждого обращения к Силе, перед глазами начинали плавать разноцветные круги, будто я обнюхалась специй, а тело становилось ватным, и очень неохотно подчинялось. Об этом я никому не сказал, и упрямо двигалась вперед, доказывая неизвестно что, и неизвестно кому.
Кандерус, как мне казалось, был единственным, кто понял, что я еще не совсем в форме. Иначе с чего бы он постоянно маячил за моей спиной, и каждый раз страховал? За это я была ему благодарна, а еще за то, что он не читал мне лекций о заботе, о своем здоровье.
Переход к деревне тускенов, а потом и к скалам, где по уверениям Вождя Песочных Людей находилась Звездная Карта, дались мне чертовски тяжело. Все время хотелось лечь, и сдохнуть, и чтобы никто не трогал, но я упрямо шагала и шагала, периодически отмахиваясь от мандалорианина, предлагающего сделать привал. И вот, наконец, моим мучениям пришел конец. Мысли о том, что придется топать обратно в город, я задвинула в самый дальний конец головы, чтобы не сильно нервничать.
Скалы приближались медленно, да и двигались мы отнюдь не быстро. Ноги проваливались в песок, и приходилось прилагать усилие, чтобы сделать следующий шаг. Я делала это относительно легко, а вот Кандерус, который тащил еду, гранаты, медпакеты и свою винтовку, приходилось туго, но он не жаловался. Кандерус вообще никогда не жаловался.
- Сообщение: Хозяин, я вижу у входа в пещеру мешок с мясом. Вопрос: Хозяин, мне стоит его убить? – Подал голос НК, и нацелил винтовку в сторону скал.
Я напрягла глаза, до слез всматриваясь вдаль. После небольшого использования Силы, я смогла разглядеть «мешок с мясом», о котором говорил дроид. Это оказался твиле’к зеленого цвета, что-то пишущий в своем планшете.
- Позже. – Ответила я НК, - сначала разберемся, что он тут делает… - Пробормотала я, и ускорила шаг.
Твиле’к нас заметил нас где-то за полтора километра, и успел приготовиться. Когда мы подошли, на нас смотрели дула защитных турелей, и охотничья винтовка. Красный крестик автоприцела едва заметно дергался на лбу мандалорианина.
- Мы не ищем неприятностей! – Крикнула я, поднимая руки вверх.
Мандалорианец покосился на меня, и скрестил руки на груди. На НК пришлось рявкнуть, что бы тот убрал свою пушку, и не нервировал твиле’ка.
Незнакомец несколько мгновений задумчиво изучал нашу компанию, а потом опустил винтовку, однако дула турелей продолжали смотреть в нашу сторону.
- Кто вы такие? – Вполне миролюбиво спросил мужчина на родном тви’леки.
- Охотники за артефактами. – Ответила я. – Нам нужно осмотреть эту пещеру.
- Это будет проблематично… - Заметил твиле’к.
- Это еще почему? – Вступил в беседу Кандерус.
В ответ на вопрос, из пещеры раздался громогласный рык, вызвав у меня на хребте мурашки, а в темноте пещеры, на мгновение, блеснули огромные желтые глазищи, пышущие чистейшей злобой и ненавистью.
- Здесь, как вы видите, поселился дракон Крайта. – Хмыкнул мужчина, и дотронулся до сенсора на браслете левой руки, от чего турели повернули дула в сторону входа в пещеру. – Я Команд Фортуна, охотник. Похоже, сегодня, наши интересы совпадают.
Фортуна провел нас в свой лагерь. Судя по тому, как основательно стояла палатка, и по запасу топлива для костра, охотник находился здесь достаточно долго.
- Я тут уже две недели. Эту тварь просто так не выманить. Будто все чует. – Возбужденно рассказывал нам Фортуна, когда был приготовлен ужин. – Так что приходиться ждать, когда он проголодается на столько, что бы рискнуть выползти из своей норы.
Мы с Кандерусом переглянулись. Если дракон смог пережить две недели без еды, кто поручиться, что он не сможет вытерпеть еще две?
- А больше никаких вариантов? – Поинтересовался мандалорианец.
- Есть одна идея… - Проворчал Фортуна, и отставил пустую миску, вытащив взамен бутылку, судя по всему с чем-то горячительным. – Но мне не под силу ее провернуть.
- А что за идея? – Спросила я.
- В трех километрах отсюда на запад, пастбище тускенов. У них там с полсотни бант. Если бы несколько штук поставить перед пещерой, эта скотина не устоит, вылезет, и напорется на мои мины, но песочники просто так свой скот не отдадут.
Мы вновь переглянулись с мандалорианином.
- Я попробовал, купил в городе корм для бант, думал незаметно их приманить, а эти демоны пустыни, вылезли из песка, чуть не отправили меня на тот свет. Больше я на выстрел не приближался к их пастбищу.
- А корм еще остался? – Невинно поинтересовалась я.
Команд сделал большой глоток из бутылки, и недоуменно на меня уставился.
- Невозможно. Там слишком много тускенов. – Покачал головой твиле’к.
- Мы специализируемся на выполнении невозможного. – Хмыкнула я. – Да и к тому же у нас нет времени. Так что там с кормом?
Фортуна несколько минут молчал, видимо решая, хватит ли у него совести отправить на смерть двоих странных людей, и, в конце концов, решил, что он ничего не теряет, а мы взрослые, и сами можем о себе позаботиться. Команд выделил нам несколько мешков, остро пахнущих сухой травой, и отметил на нашей карте, где находится пастбище. Идти мы решили утром.
Татуин жаркая планета, но ночи здесь, как это не было бы странно, холодные. Мы с Кандерусом улеглись поближе к костру. Фортуна даже и не подумал предложить нам палатку, да мы и не настаивали. Я привычно свернулась калачиком, подвинувшись поближе мандалорианцу, и провалилась в сон.

Противоположная стена и потолки помещения терялись в темноте. Несколько светильников, хаотично расставленных по комнате, могли развеять лишь небольшие участки, впрочем, мне хватало и этого. Я скинула капюшон с головы, и проследовала к высоким стеллажам с голокорнами. Напротив одного из них стояла высокая, когда-то красивая, старая женщина. В руках она держала планшет, быстро просматривая текст, кивая в такт написанным мыслям.
- Пришла. – Не поднимая головы, сказала она, и изящным движением откинула капюшон своей джедайской робы.
Две толстых косы упали на плечи, и женщина повернула ко мне свое лицо. На меня смотрели белые, слепые глаза, которые казалось, видели всю твою душу. Я приложила руку к левой части груди, и поклонилась.
- Не стоит. – С легким оттенком раздражения в голосе сказала женщина, и положила планшет на полку. – Будь моя воля, я давно бы надела на тебя магистерскую робу.
Я усмехнулась, и пожала плечами.
- Не думаю, что мастера разделяют ваше мнение, учитель.
- Мастера… - Будто сплюнула, сказала женщина. – Когда ты вылетаешь?
- Послезавтра. – Я кивнула. – Вы точно хотите отправиться со мной?
- Да. Все трактаты ситхов, которые я смогла найти делали ссылки на Малахор. Если что-то есть, то только там.
- Я не уверена, что у вас будет возможность высадиться на планету, учитель. – Почтительно заметила я.
- А! – Женщина махнула рукой. – За меня не волнуйся, я своего не упущу. Как твой ученик?
- Я сомневаюсь, стоит ли брать его с собой… - Пробормотала я. – Он не так силен как вы, учитель.
- Или как ты. – Усмехнулась женщина. – Возьми. Он будет полезен, а если что пойдет не так, убей его.
- Он мой друг. – Твердо сказала я, а женщина скривилась.
- Ты выше этого. Дружба – это способ манипуляции, а не то глупое чувство, заставляющие совершать глупые поступки.
- А любовь? – Поинтересовалась я.
- То же самое. – Женщина скривила губы. – Твой разум должен быть холоден, а душа - свободна от эмоций. Не заставляй меня в тебе разочаровываться.
Я отвела глаза, в моих глазах отразилось сомнение, и женщина тепло улыбнулась.
- Не сомневайся. – Она рукой повернула мою голову, заставив смотреть прямо в ее слепые бельма. – Все что ты сделаешь – предопределено. Делай то, что должна, и ты увидишь, что получиться. Если ты будешь сомневаться, погубишь все.
- Да, учитель. – Я кивнула. – Учитель, вы не могли бы рассказать мне будущее?
Женщина склонила голову на бок.
- Разве ты не утверждала, что свое будущее ты выкуешь сама? – Насмешливо спросила она.
Я виновато склонила голову.
- Свое, учитель. Но послезавтра на кону будет стоять не только мое, точнее, совсем не мое будущее.
- Как скажешь. – Усмехнулась моя собеседница.
Женщина прикрыла глаза, вокруг нее завихрилась Сила. Открыв глаза, женщина резко схватила меня за плечо, и сдавила пальцы, так, что на коже обязательно появятся синяки.
- Все удастся. Но потом твой разум уснет. Твое тело будет помнить все, что ты знаешь и умеешь, а сны будут приносить крупицы воспоминаний. Хватайся за них. – Женщина шумно выпустила воздух сквозь стиснутые зубы, и с трудом разжала пальцы.
Я в раздумье склонила голову.
- Это все?
- Нет. – Женщина натянула капюшон, скрыв свои слепые глаза. – Когда встретишь мандалорианина – сломай его. Он станет твоим самым верным псом.
- Я не… - Начала я, но женщина остановила меня властным движением руки.
- Все произойдет своим чередом. Просто помни это.

Я резко села, часто и судорожно вздыхая. Такое чувство, что во время сна, я задержала дыхание и выдохнула только сейчас. Я резко повернула голову к мандалорианцу. Его грудь мерно вздымалась, и опускалась, дыхание было ровным, а лицо спокойным. Я смахнула со лба пот. Несмотря на холод, мне было жарко, и я, вскочив на ноги, отошла от тлеющего костра.
Видимо сны, это мое проклятие. Сначала Реван, спрашивающая меня, кто я такая, теперь эта женщина.… Так я все-таки джедай? У меня был ученик? Или это было не мое воспоминание? А чье тогда? Реван? Нет… Женщина говорила о потери памяти и мандалорианине, значит это воспоминание мое.
Я устало потерла глаза. Сила, за что мне это? Что мне теперь делать? Что значит «сломать»? Зачем мне это? Я помню, что во сне безгранично доверяла этой женщине, и знала, что к ее советам нужно прислушиваться. Но сейчас, такой уверенности у меня не было. Я повернула голову к мандалорианину. Кандерус спал. А может, и нет. Если он захочет притвориться спящим, я не смогу его уличить.
- И что мне делать? – Одними губами прошептала я.
Никто не соизволил ответить. Интересно, что бы сказала Бастила на такие сны? Впрочем, рассказывать я ей не собиралась. Я вообще ей не доверяю. Она виновата в том, что у меня начались эти видения. Она виновата в том, что я сейчас нахожусь на этой чертовой планете. Она виновата в том, что мои мысли мечутся внутри черепной коробки. Я со злостью пнула песок, и песчинки взвились в воздух, тут же опав на землю. Ладно. Утро вечера мудренее. Возможно, мне присниться сон, в котором кто-нибудь ответит на все мои вопросы.
Я легла обратно, только сейчас почувствовав, что замерзла. Укрывшись одеялом, я поплотней, прижалась к спине мандалорианина, и обняла его одной рукой. Больше этой ночью мне ничего не снилось.

Мы стояли перед пещерой, на почтительном расстоянии, ожидая пока вылезет дракон. Из темного зева прохода слышалось злое и отчаянное рычание. Зверь был очень голоден, но понимал, что снаружи его ожидает ловушка, и теперь метался между двумя инстинктами. Где-то глубоко в душе, мне было его даже жаль, но тварь могла бы выбрать другое место для жилья. Рядом стоял мандалорианин, в любой момент готовый меня подхватить. А я стояла, немного раскачиваясь из стороны в сторону. Когда мы втроем отбивали у тускенов их бант, мне сильно досталось. Глубокая рана в правое плечо, ожег на левом боку, и длинная и глубокая царапина на левой ноге. Плюс истощение. Пока Кандерус перевязывал меня, я успела потерять достаточно крови. Силу я исчерпала полностью, так что исцелить себя не могла. И сейчас держалась только на одном упрямстве. Надеюсь, этого упрямства мне хватит до обратной дороги в Анкерхед, иначе Ордо придется тащить меня на своем хребте.
- Ну, давай, давай… - Азартно шептал Фортуна, горящими глазами наблюдая за пещерой.
Видимо дракон Крайта был его голубой мечтой.
- НК, поторопи тварь. – Попросила я, и дроид пару раз пальнул в пещеру.
Раздался страшный рык, и в следующую секунду из пещеры начал выползать зверь. Волосы на моей голове зашевелились, а тело покрылось мурашками. Рядом вскрикнул Фортуна. Это был не обычный дракон Крайта. Те, как я знала, достигали пять метров в длину, а этот вымахал до всех десяти.
- Команд! – Крикнула я, и охотник повернул ко мне голову. – Мины!
- Рано! – Отмахнулся Фортуна, напряженно следя за выползающей тварью.
Когда мне казалось, что зверюга сделает еще пару шагов, и закусит нами, Команд нажал на сенсор браслета. Под брюхом зверь начался ад. Команд перестраховался, и зарыл в песок побольше мин. Грохот взрывов слился с полным боли, ревом дракона. Тварь осела на песок, и вперила в нас взгляд наполненный ненавистью. До самого последнего момента своей жизни дракон продолжал смотреть на нас. А мы, притихшие, стояли, завороженные видом поверженного гиганта. Из ступора нас вывел победный вопль Команда. Я с раздражением повернулась к охотнику.
- Пошли. – Бросила я Кандерусу и НК.
Мы двинулись мимо разорванного минами тела дракона. Песок вокруг зверя намок, пропитался кровью. Я брезгливо поморщилась. Мокрые песчинки налипали на сапоги. Пещера дохнула на нас холодом, и Тьмой. Поежился даже мандалорианец, а я с наслаждением впитала в себя Силу. Впервые за несколько дней, я почувствовала себя живой, и на лице, помимо воли, расплылась довольная улыбка. Я снова ощущала вокруг себя вихри Силы, могла прочесть эмоции Кандеруса, и остро чуяла недавнюю смерть. Душа дракона еще не слилась с Силой, и теперь призраком летала вокруг, яростно скаля несуществующие зубы, и извергая из себя неслышимый рев. Мы прошли в дальний конец пещеры. Все было как в моем сне. Высокие стены, потолок теряющийся во тьме, «цветок» Звездной Карты, разрушенные статуи. Не было только Реван и Малака. Я подошла к Карте, и прикоснулась к одному из «лепестков». Карта с гудением открылась, вокруг вылетевшего шара начала вырисовываться карта галактики. Я торопливо скопировала данные в свой планшет.
- Наверное, поэтому дракон здесь поселился… - Задумчиво сказал Кандерус, а я невольно вздрогнула, настолько его фраза напомнила сон.
- Да. – Я кивнула. – Животные всегда чуют Силу, Темную или Светлую. Гораздо лучше людей.
Кандерус задумчиво на меня посмотрел, наверное, размышляя, откуда я знаю, что животные всегда чуют Силу.
- Мы закончили, пора двигаться обратно. – Резко бросила я, и, повернувшись, зашагала к выходу.
Что-то шло не так. Это витало в воздухе. Больше не было слышно Команда. Кандерус толи почувствовал мое напряжение, толи тоже уловил что-то этакое в воздухе, и поудобней перехватил винтовку. НК, не отставая от мандалорианина, переключился на боевой режим. Я выхватила из-за пояса рукоятки световых мечей.
Обойдя тушу дракона, мы увидели несколько свупов, и людей вокруг них. Впереди стоял Кало Норд, а сзади него пятеро родианцев. Кандерус зло оскалил зубы.
- Кало… - Прорычал он. – Смотрю ты с приятелями! Так нас боишься?
Норд пожал плечами, и достал из-за пояса свои бластеры.
- Вы заставили меня побегать. – Безразлично сказал он. – От меня еще никто не уходил, и вы исключением не станете. На Тарисе нам помешали ситхи, но сегодня они вас не спасут.
- Я могу тебя перекупить? – Без надежды сказала я, и Кало отрицательно покачал головой. – Очень жаль Кало, что тебе пришлось проделать столь длинный путь, что бы сдохнуть.
Норд хмыкнул, и неуловимым движением кинул в нас гранату. Мы разбежались в разные стороны. Я прыгнула вперед, замахиваясь мечом, Кандерус сместился влево, а НК вправо и немного вперед. Навязать драку на мечах мне не удалось. Охотник за головами взорвал перед моим лицом световую гранату, и пока я, ослепшая, только благодаря Силе отражала бластерные заряды, Норд отбежал подальше от меня, стараясь пробить брешь в моей обороне. Честно говоря, если интенсивность огня в ближайшие минуты не спадет, меня достанут. Ожог на боку кольнуло болью. Пора менять планы. Я резко сместилась влево, отрубая руки опешившему родианцу. В следующий миг, его голову размозжил выстрел винтовки Кандеруса. На правом фланге НК умудрился выбить двоих. Бластерные выстрелы стали гораздо более редкими. Я достала четвертого, мандалорианец, почти одновременно со мной подстрелил пятого. Норд остался в одиночестве.
Наемник тонко улыбнулся, и кинул в меня несколько термо-детонаторов. Я успела всадить лезвие лайтсейбера в шею наемника, прежде чем за спиной прогремел взрыв. Я почувствовала, как под правую лопатку что-то ткнулось, а затем последовала боль.
- Ублюдок… - Прохрипела я, сплевывая на песок появившуюся во рту кровь.
Я попыталась подняться с земли, куда меня швырнул взрыв детонаторов, но повалилась обратно на колени. Судя по всему, пробито легкое.… Потянулась к Силе, но нити ускользали из пальцев, сознание медленно уплывало.
- Наблюдение: Хозяин, мне кажется, вам требуется ремонт. – Рядом возник НК, и в это момент мне казалось, что эта жестянка смотрит на меня насмешливо.
Сил на то, что бы достойно ответить этому гаммореанскому выродку не оставалось. За меня это сделал Кандерус, красочно, и практически в лицах, рассказывая НК, что он с ним сделает, если дроид посмеет еще раз напрячь свою звуковую карту. Я слабо улыбнулась, когда мандалорианин выводил свое проклятие, параллельно подхватывая меня на руки. Определенно стоило запомнить парочку оборотов.
На какое-то время я потеряла сознание. Очнулась от того, что в лицо бил ветер пополам с песком. Кандерус взял трофейный катер, и теперь мчался на всех парах в город, не беспокоясь о моем комфорте. Разве что стянул робу, да перебинтовал рану. Я усмехнулась. Великий и ужасный джедай, а хожу как самый настоящий тускен – вся в тряпках.
Мандалорианин заметил, что я очнулась, и самую малость повернул в мою сторону голову.
- Еще три часа. – Бросил он. – Переживешь?
- А куда я денусь? – Слабо ответила я, и прикрыла глаза.
Подыхать нельзя, хотя бы потому, что на надгробии хотелось бы иметь свое настоящее имя.


Глава 4
- Так значит это, правда? – В голосе Миссии отчетливо слышалось отчаяние пополам с презрением. – Лена говорила правду?!
- Ну,…это что считать правдой…Мисси, ты же знаешь, что у каждого своя, правда… - Слабо отбивался братец нашей твиле’к.
- Да как ты мог, Грифф!? – Взорвалась девчонка. – Ты бросил меня одну, на Тарисе!
- Да ты чего сестренка, я вернулся бы за тобой, как только скопил деньжат… - Промямлило это ничтожество. – Кстати, насчет денег, похоже, у тебя и твоих друзей дела идут неплохо, может ты могла бы помочь своему любимому брату?
Миссия побледнела, открыла рот для гневной отповеди, но затем просто развернулась и поднялась на «Ястреб». Грифф хотел было пойти за ней, но я придержала парня за плечо.
- Не стоит. – Протянула я. – Твою сестру лучше не трогать, какое-то время.
- Да… - Огорченно тряхнул лекку твиле’к. – Мисси всегда раздражалась по пустякам.
- Значит то, что ты бросил крохотную девочку одну, на неспокойной планете, кишащей преступниками – это пустяк? – Я сдавила плечо Гриффа изо всех сил, так что он охнул, и попытался вырваться из моей хватки. Я презрительно хмыкнула, и отпустила парня. Тот чуть не упал от неожиданности.
- Ты ничего не знаешь о наших отношениях. – Уверенно, и с видом оскорбленной невинности произнес твиле’к.
- Ну конечно. Я вместе с этой девчонкой пережила столько, сколько в твоей никчемной жизни никогда не будет. – Я повернулась спиной к Грифу. – Пошел вон, увижу рядом с кораблем – пристрелю.
- Постой! – Крикнул парень. – Ты должна мне денег.
От такой наглости у меня помимо воли распахнулась челюсть.
- С какой это радости?
- Ну, ты же спасла меня из плена тускенов? Спасла. А теперь собираешься обречь на голодное существование. Дай мне хотя бы полтысячи кредиток.
Да, теперь понятно, как этот парень умудрялся выживать. Только благодаря врожденному нахальству и наглости.
Я вытащила из-за пояса короткий бластер, и пару раз стрельнула под ноги парня. Тот взвизгнул, и умчался настолько быстро, что я не даже не успела заметить, в какую сторону он ломанулся. Я хмыкнула. Подавай ему, видишь ли, кредитки. Интересно, этот слизняк за свою жизнь заработал хоть один кредит?
Рядом с кораблем суетился Т3, то там, то тут подправляя обшивку. Рядом с маленьким дроидом ошивался НК, что-то втолковывая нашему малышу. Т3 вообще не понравился его новый коллега. Почему, узнать не удалось.
- Т3, посмотри обшивку возле двигателей. – Попросила я протокольного дроида, и поднялась по трапу.
Т3-М4 согласно пропищал, и поехал к двигателям. НК последовал за ним. Извращенной личности дроида, кажется, доставляло наслаждение издеваться над нашим астромехаником.
На корабле стояла непривычная тишина. Бастила сняла для всех номера в гостиницах, и сейчас наша команда развлекалась в городе, пока, цитирую «самоуверенность Джейн не спадет до приемлемого уровня, и пока не заживут ее раны». Я вздохнула. Иногда Бастила напоминала мне куриную наседку, которая носится со мной как со своим выводком.
Два дня назад Кандерус ворвался на «Ястреб», таща меня на плече. Я была в сознании, но не возражала против того, что бы меня несли на руках. Раз можно дать отдых ногам, зачем отказываться? Из легких вытащили три осколка от термо-детонаторов, и напичкали колто по самые уши. Заботливый мандалорианин даже предложил мне пару грамм специй, и я пролежала в медотсеке несколько часов, полностью довольная своей жизнью.
После того, как я продемонстрировала всем, что вполне могу передвигаться самостоятельно, и не падать в обмороки, на общем голосовании, из которого меня исключили, было решено проторчать на Татуине еще два дня. Как раз можно не спеша пополнить запасы топлива, загрузить корабль продовольствием и прочей мелкой дребеденью, а так же позволить мне любимой оправиться после ран. По мне, так оставаться на этой жалкой планетке сверх положенного, было верхом кретенизма, но повторюсь, моим мнением никто не интересовался.
В правом спальном отсеке что-то грохнуло. Видимо Миссия начала вымещать свою злость на брата, посредством крушения предметов мебели. Успокаивать девчонку я не собиралась. Хватало того, что я уговорила тускенов отпустить ее братца. К слову, отпустили они его только потому, что раб и Гриффа вышел никудышный. Со своей семьей пусть разбирается сама.
И вообще, помимо Миссии, у меня есть проблемы посущественней.
Я зашла в левый спальный отсек, и открыла дверцу своего шкафчика. Маловато зеркальце на шкафчике, но да ничего. Я скинула с себя всю одежду, и начала внимательно разглядывать свое тело. Так и есть.
Я выругалась.
На правом бедре, между лопаток, на правом колене и левом плече появились небольшие участки серой кожи. Первый раз я это заметила вчера, на своем правом запястье. В первое мгновение я подумала, что подцепила какую-то местную заразу, но в следующую секунду, память услужливо подкинула информацию, что это внешние признаки проявления Темной Стороны. Дальше все тело станет мертвенно-серым, кожа покроется струпьями, а глаза приобретут светло-желтый оттенок. Как подсказывала та же память, зрелище это, не из самых приятных. Однако мозг не выдал ни грана информации о том, как это убрать, или хотя бы остановить.
А становиться этаким ходячим трупом не хотелось. Идти к Бастиле не поклон не хотелось еще больше. Это психованная уже задрала меня своими лекциями об ужасах Темной Стороны Силы. Идти к ней, и показывать на себе отметины Темной Стороны, значило обречь себя на очень и очень долгую лекцию, а терять время не хотелось. Почему-то, в душе крепко застряло убеждение, что все пройдет само собой, как только подвернется удобный случай. Что это за случай, интуиция говорить отказывалась.
Я начала одеваться. Посмотревшись в зеркало, я убедилась, что ни один участок кожи, на котором можно заметить серость, не открыт, я сошла с корабля. На улице, как и всегда, светили солнца. Я прищурилась, и посмотрела на небо. Безоблачно, как всегда…
Вообще, будь моя воля, я бы превратила Татуин в тюрьму. Идеальное место, и заключенные могли бы добывать железо. Все равно, прибытка от этого дешевого металла не много.
Переведя взгляд вниз, я увидела мандалорианина, несущего на плече какую-то сумку, с меня размером. Я вопросительно приподняла бровь, Кандерус усмехнулся, остановился рядом со мной, поставил сумку на землю.
- Новые батареи для наших турелей. – Пояснил Кандерус.
- А разве у нас нет запаса. – Удивилась я.
- Теперь есть. – Мандалорианин подхватил сумку, и легко взбежал по трапу.
Значит, все это время наш корабль был практически без вооружения? Прекрасно помню, что на Дантуине джедаи не дали нам батареи, а те, что оставались от Дэвика, были разряжены на 70%. Пока я обалдевшая, думала, как это может такое быть, что никто до сих пор не озаботился покупкой батарей, вернулся Кандерус.
- Если и дальше позволишь Бастиле и Карту изображать из себя капитанов, далеко мы не уйдем. – Серьезно сказал мандалорианин.
Я так же серьезно кивнула. Пора было не просто брать командование в свои руки, но и донести эту простую мысль до всех остальных.
- Займусь этим в ближайшие дни. – Решила я. – А сейчас будь добр, составь мне компанию, и пошли в кантину.
Поймав немного встревоженный за мое здоровье, взгляд мандалорианца, я пояснила:
- Ну не буду же я пить в одиночку, изображая из себя алкоголичку? – Кандерус осклабился, и мы с ним пошагали в кантину.
Внутри будто бы и ничего не менялось, включая публику. Складывалось впечатление, что многие отсюда даже не вылазили. Впрочем, вполне возможно, так оно и было. Пробившись к барной стойке, мы заметили Карта и Бастилу. Оба пили какие-то безалкогольные коктейли и о чем-то в полголоса переговаривались. Нет, скорее переругивались.
Мы с Кандерусом бесцеремонно приземлились рядом с ними.
- О чем спорите? – Поинтересовалась я, махнув знакомому бармену – дуросу.
- Мы решаем, куда завтра полетим. – С изрядной долей высокомерия ответила Бастила. – Я считаю, - я усмехнулась, то есть приказывает – что нам нужно отправиться на Коррибан. Пока твои способности не сильно развиты, и ты не вызовешь у ситхов сильных подозрений.
- Нет. – Сказала я, и сделала глоток из поданного стакана с бренди. – В том то и дело, что я не слишком «развита». – Я усмехнулась. – Вдруг возьму, да и перейду на Темную сторону. Да и далековато, до Коррибана. Ближе Манаан и Кашиик. Полетим на Кашиик, так как наш пушистик облегчит нам задачу, и там мы потратим меньше времени. Потом на Манаан, и только потом на Коррибан.
- Ты не решаешь за всех. – Заартачилась Бастила.
- Первое: корабль мой, и если не нравится, могу высадить. Второе: в этой авантюре я участвую только по доброте душевной, и не собираюсь никого уговаривать. Третье: ты безвылазно сидела в своей Академии, в то время как я моталась по галактике, так что лучше знаю, куда и откуда лучше лететь. Если у тебя есть какие-то возражения – до свидания, и желаю удачно самостоятельно добраться до своих обожаемых мастеров. – Я приглашающее махнула рукой в сторону двери.
Щеки Бастилы покраснели, но сделав над собой усилие, джедая успокоилась, и опустила голову, тем самым признавая мое главенство.
- Вот и хорошо. – Улыбнулась я, и осушила свой стакан бренди.
- Тебе не стоит пить. Алкоголь смущает рассудок, и ты можешь потерять контроль. – Села на любимого конька Бастила.
- А могу и не потерять. – Пожала плечами я.
- Это не шутки! – От переизбытка эмоций Бастила стукнула кулачком о стол.
Я скептически на нее посмотрела.
- Бастила, если ты будешь злиться, то подашь мне плохой пример. А э то уж точно не шутки. – Я ухмыльнулась, а джедая буркнула «я пошла спать», и вышла из кантины.
- Не стоило тебе ее злить. – Подал голос Карт.
- Я бы не смогла при всем желании, Карт. Она ведь джедай, а джедаи не злятся.
Карт покачал головой, всем своими видом говоря, что мир несовершенен, и сделать он с этим, к его глубокому сожалению, ничего не может. Я хмыкнула, и заказала еще один стакан. Интересно, может быть, я в прошлой жизни была алкоголичкой? Джедай-алкоголик, забавно ведь?
- Почему Кашиик? – Вновь завел разговор республиканец.
- А того, что я перечислила Бастиле, тебе недостаточно? – Протянула я, но все-таки ответила. – Мне жутко интересно, чего такого натворил наш пушистик, что отказывается об этом рассказывать даже Миссии.
- А ты не считаешь, что каждый имеет право на свои секреты? – Кажется, Карту не понравилось мое объяснение.
- Конечно, имеет. – Кивнула я. – Но я же не виновата, что мне интересно. Такая у меня натура, так что ничем помочь не могу. Если удастся, обязательно узнаю про прошлое нашего зверька.
- А его мнение узнать не хочешь? – Продолжал расспрос республиканец.
- Карт, почему тебя это волнует? Я же не лезу в твои дела с Бастилой?
- Какие дела с Бастилой!? – Опешил мужчина.
- Откуда я знаю? – Я пожала плечами. – Все время ходите за ручку, о чем-то шушукаетесь, вечно указываете мне, что я должна делать. Ты помни о том, что джедаем этого самого нельзя.
Глаза Карта округлились, и республиканец стал напоминать мне гизку.
- Ты понимаешь, какой бред ты несешь?
- Угу. Значит, предположить, что Бастила может нравиться кому-то – бред, соответственно, тот, кому Бастила нравится – псих. Нужно будет ей об этом сказать. – Хмыкнула я, наблюдая, как на лице республиканца проступает отчаяние.
- Что? Нет! Нет! Не сходи с ума!
- Твое высказывание только подтверждает мою мысль. – Я широко улыбнулась, чем полностью вогнала Карта в ступор. – И вообще, Карт, там к Мисси приходил братец, и теперь девочка в депрессии. Ты единственный из нашего экипажа, кто умеет обращаться с детьми, не мог бы ты…
- Это такое вежливое «пошел вон»? – Угрюмо спросил Карт.
- Нет, это я так вежливо прошу тебя помочь Мисси. – Фыркнула я. – Поверь, если бы я хотела тебя послать, я бы сказала это прямым текстом.
Карт с грохотом отодвинул стул, и быстрым шагом вылетел из бара. Я проводила его задумчивым взглядом. Республиканец слишком близко к сердцу принимает все мои слова.
- Что с тобой? – Спросил Кандерус, когда за Картом закрылась дверь.
- А что со мной? – Я недоуменно уставилась на мандалорианца.
- Ты раздражена. – Просто сказал Кандерус.
- Ничего подобного! – Возразила я.
- В последнее время тебя раздражают любые мелочи, и ты не сдерживаешься, выплескиваешь свое раздражение на окружающих. – Не обращая внимания на мои возражения, продолжил мандалорианец. – Ты вчера избила механика, который попытался развести тебя на кредиты, сегодня довела джедаю, и послала Карта. Почему?
Я задумалась. Врать Ордо не хотелось. Но и не хотелось признавать, что в последнее время я действительно стала идти на поводу у своего раздражения. Я вздохнула, и сняла с левой руки перчатку, продемонстрировав мандалорианину кисть.
- Что это? – Без тени брезгливости Кандерус осмотрел мою руку.
- Темная Сторона. – Ответила я. – Это появилось после пещеры дракона. Я впитала слишком много темной Силы, и теперь она проявляется на теле.
- И как сильно? – Ровно спросил Кандерус.
- Несколько пятен на всем теле. – Неохотно ответила я.
- Оно будет развиваться? – Продолжал расспрос мужчина.
- Да, если я срочно не придумаю, как от этого избавиться. – Я опять начала раздражаться, и ответ прозвучал более резко, чем хотелось бы.
- Ты не знаешь как? – Я глубоко вздохнула, чтобы не сорваться, и не наорать еще и на Кандеруса.
- Нет. – Ответила я просто.
- Может быть, имеет смысл спросить у Бастилы? – Внес предложение, но под моим тяжелым взглядом, пожал плечами и отвернулся. – Рано или поздно, она узнает.
- Я с ней в душ не хожу. – Огрызнулась я, но понимала, что мандалорианин прав.
Рано или поздно, Бастила увидит мои отметины, и тогда точно потащит меня на Дантуин. Это неделя простоя, а в душе все визжало о том, что скоро, очень скоро что-то произойдет. Задерживаться нельзя.
- Задерживаться нельзя. – Повторила я в слух.
От комментариев Кандерус воздержался.
- Пойдем. – Кинула я.
Кандерус расплатился, ни коим разом не высказывая удивления по поводу моего странного поведения. А у меня чесались руки, в животе порхали бабочки. Я чувствовала, что что-то произойдет, в чем я должна принять посильное участие.
Выйдя на улицу, я не о чем не думая, пошла вперед. Ноги сами выбирали дорогу, а верный Ордо следовал за мной. Плутали мы около десяти минут, и наконец, вышли к перекрестку. Слева был тупик, и оттуда раздавались голоса. Трое мужчин, и женщина.
- Отдавай по-хорошему, тварь! – Рявкнул один из мужчин, неприятным, хриплым голосом.
Женщина тонко всхлипнула, и отчаянно зашептала «Пожалуйста, нет!».
Мы с Кандерусом свернули налево, и увидели однозначную картину. Трое мужиков, бомжеватой внешности прижали к стене молодую, красивую женщину с заплаканным лицом, и тонкой струйкой крови у рта.
- У вас есть тридцать секунд на то, что бы убраться, и тогда обещаю, домой вернетесь живыми. – Проникновенно сказала я, и уперла руки в бока.
Мда, прямо герой из детской сказки.
- Пша вон! Иначе огребешь! – Набычился один из грабителей, которого я окрестила Вторым.
- Двадцать секунд. – Пожала плечами я.
- Сука, ты че, не понимаешь? – Присоединился к приятелю Третий, и вынул из-за пояса шоковую палку.
- Десять. – Равнодушно прокомментировал Кандерус.
Троица недоуменно переглянулась, а затем Третий и Второй ринулись на нас.
- Время вышло! – Холодно сказала я, и прыгнула вперед, навстречу нападавшим.
Мне достался Второй. Вырубила я его секунды за четыре. Может пять. Просто заехала ему кулаком по кадыку. Второй заклекотал, закатил глаза, и осел на землю, держась за горло. С Третьим Кандерус обошелся примерно так же. Сильный удар под дых, а потом пинок в голову.
Первый, который до сих пор держал женщину, не успел раскрыть рот от удивления, а мы уже подлетели к нему, и Кандерус просто напросто стукнул его по голове. Первый закатил глаза, и упал на землю.
Спасенная женщина смотрела на нас круглыми, от страха и удивления, глазами.
- Вы в порядке? – Спросила я, параллельно поднимая ее с земли.
- Да… - Пролепетала он, не сводя с нас настороженного взгляда. – Пожалуйста, не убивайте меня! – Вдруг завизжала она, и спрятала лицо в руках.
- Они живы. – Мягко сказала я. – Мы никого не собирались убивать – напротив, мы хотели вам помочь, и помогли.
Женщина подняла на меня испуганные глаза, и внезапно сказала:
- Лучше бы вы меня убили…
История Шарины Фризак не блистала оригинальностью. Ее муж, охотник, сгинул в пустыне, спустив все деньги на покупку амуниции. Единственное, что осталось у женщины, это пластина пустынного рейда, но продать она ее не может, по той простой причине, что лицензии охотника у нее нет. Эта пластина последняя надежда женщины, и ее двоих маленьких детей, что бы купить билеты на шатл, и добраться до родителей Шарин. Те трое подонков, напавших на нее, представились покупателями, но как выяснилось, платить не собирались.
- Сколько вы просите, за пластину? – Спросила я, косясь на Кандеруса.
Лицо у мандалорианина было таким, будто его сейчас стошнит от проявленной мной заботы о женщине.
- Вы ее купите? – Глаза Шарин загорелись надеждой. – Она стоит 500 кредитов! Я не могу снизить цену, иначе нам с детьми не хватит на билеты!
Я осмотрела пластину. И впрямь, огромная. Вполне справедливо отдать за нее 500 кредиток. Вот только что мне с этой фиговиной делать?
- Здесь тысяча. – Я сунула в руки женщины деньги, и запихнула в карман костяную пластину.
Шарин неверящи смотрела на кредиты в своих руках. Опомнившись, она спрятала их, и обняла меня.
- Я не знаю, что это значит, но да прибудет с вами Сила! – Горячо зашептала она мне на ухо, затем отстранилась, и убежала.
Мы с Кандерусом проводили ее взглядом.
- А с этими, что? – Спросил Мандалорианин, пнув ногой Первого.
Я пожала плечами.
- Да ничего. Полежат, оклемаются, потом доковыляют до больницы. Пойдем. – Я чувствовала на удивление хорошо.
Будто я не выкинула только что тысячу кредиток на ветер, а наоборот – получила их.
- Зачем ты дала ей деньги? – Поинтересовался мандалорианин.
Вместо ответа, я сняла перчатки, и закатала рукава. Серых пятен больше не было.
- Если серость появляется после того, как сделал что-то плохое, нужно сделать что-то хорошее, что бы серость исчезла. – Прокомментировала я, и закатала рукава обратно.
- Так ты знала, как это убрать?
- Нет, конечно. Если бы знала, то была бы не искренна в желании помочь женщине. – Сказала я, любовно поглаживая руку.
Кандерус хмыкнул, но ничего сказал.
Через несколько минут мы подошли к «Эбеновому Ястребу». Я с какой-то непонятной грустью посмотрела на корабль, и повернулась к мандалорианину.
- Свяжись со всеми, пожалуй, пора вылетать.


@темы: KOTOR I, Бастила Шан, Джоли Биндо, Заалбар, Карт Онаси, Мандалор/Кандерос Ордо, Миссион Вао, Реван, фикшн

Комментарии
2010-03-26 в 15:57 

Микари
Порядочные психи в лечении не нуждаются.
ух....))) С нетерпением жду проду :five:

2010-04-29 в 12:08 

Мы летим на танке!!!(с) Мэрдок. Яблочки с радиацией. У кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война.(c)
*скандирует* проду, проду, проду!!! :pozit:

     

На борту "Эбенового Ястреба"

главная