NiyaOnassi
Niya
Давным-давно, в одной далекой-предалекой Галактике…

Примерно за 4000 лет до битвы при Явине, через 40 лет после войны с Экзаром Куном, Республика снова была на грани распада. Ослабленная войной с Мандалорианцами, она не успела оправиться, когда ее настиг новый удар. Два молодых джедая, Реван и Малак, возглавившие войска Республики во время Мандалорианской войны, вернулись из Неизведанных регионов ситхами, во главе многочисленного флота. Никто не знал, почему они перешли на Темную сторону и откуда у них такая мощная, практически неисчислимая армада.

Примерно в то же время джедаи открывают у одной из своих учениц, Бастилы Шан, редкий талант — Боевую Медитацию. Вдохновленная Силой, она может вести в бой целые армии, координировать их действия, воодушевлять их, а также ослаблять и деморализовывать противника. Бастила становится одной из тех, кто входит в ударную команду, призванную захватить Дарт Реван, предводительницу ситхского флота и Темную Леди Ситхов. Джедаи проникают на флагманский корабль Реван, но во время драки на мостике Дарт Малак, ученик Темной Леди, предает ее и отдает приказ стрелять по ее кораблю. В результате залпа, данного по мостику, Реван смертельно ранена, однако Бастила спасает ее, и между ними устанавливается некая связь, питаемая Силой. Джедаи выносят бесчувственную Реван из боя и приносят ее в Анклав джедаев на Дантуине. Там джедаи лечат Реван и дают ей новую личность. Они нарекают ее Ивлин Рессон.

Через некоторое время Ивлин оказывается на корабле «Эндор Спайр», который выполняет боевую миссию под предводительством Бастилы. На орбите планеты Тарис корабль сбивают ситхи. Ивлин и один из лучших республиканских пилотов Карт Онаси катапультируются на планету в последней спасательной капсуле.

На Тарисе, находящемся в блокаде, установленной ситхами, они вместе спасают захваченную в плен Бастилу, к ним также присоединяются тви-лечка Миссия Вао, ее друг-вуки Заальбар, дроид Т3М4, а также мандалорианский наемник Кандерос Ордо. Эта компания выкрадывает у местного криминального авторитета превосходный корабль «Эбеновый ястреб» и, прорвав кольцо блокады, отправляется на Дантуин.

На Дантуине Ивлин демонстрирует замечательные способности к направлению Силы и проходит ускоренное обучение искусству джедаев. Также она спасает от пагубного влияния Темной стороны молодую женщину-катара Джухани, которая присоединяется к экипажу «Ястреба». Там же Ивлин и Бастила, ведомые совместными видениями, находят Звездную карту — один из пяти фрагментов полной карты, которая должна привести к источнику военной мощи ситхов — Звездной Кузнице (что это, остается загадкой до самого последнего момента). Известно, что остальные четыре фрагмента находятся на Татуине, Кашиийке, Манаане и Коррибане. Совет дает задание найти Звездную Кузницу, уничтожить ее и тем самым спасти Республику от неминуемой гибели.

«Ястреб» и его экипаж отправляются на поиски четырех оставшихся Звездных Карт. После ряда приключений, в ходе которых к ним присоединяются старый джедай-отшельник Джоли Биндо и дроид-убийца HK-47, они находят три из них. Также на Коррибане путешественники встречают сына Карта, Дастила, который после примирения с отцом исчезает в неизвестном направлении. По пути к четвертой карте «Эбеновый ястреб» попадает в плен — его захватывает флагман ситхского флота «Левиафан». Там Ивлин, сопровождаемая Бастилой и Картом, встречается с Дартом Малаком, который открывает ей глаза на ее истинную природу и говорит ей о том, что ее настоящее имя — Дарт Реван. Бастила спасает своих компаньонов, жертвуя собой. Пока она сражается с Малаком, Ивлин и Карт имеют возможность убежать и спасти «Ястреб» и своих друзей. Дарт Малак захватывает Бастилу в плен, склоняет на Темную сторону и делает своей ученицей.

Оставшийся экипаж «Ястреба» находит последнюю Звездную Карту и отправляется в неизвестную систему, координаты которой получаются в результате сложения всех кусков головоломки. В ходе этих приключений Ивлин и Карт осознают, что любят друг друга.

«Ястреб» прибывает в систему Звездной Кузницы, и его экипаж обнаруживает, что это чудовищных размеров космическая станция, производящая корабли для ситхской армады. Однако корабль не может приблизиться к станции. Силовое поле неизвестного происхождения провоцирует катастрофу и падение на единственную планету системы.

Там обнаруживается, что отключить поле, препятствующее взлету и вызвавшее крушение, можно только с вершины местного Храма, посвященного, судя по всему, Темной стороне Силы. Догадки подтверждаются аборигенами, строителями Храма, народом, владевшим Темной стороной и более 20 тысячелетий назад построившим в Галактике великую Империю, павшую еще до основания Республики.

На вершину Храма Ивлин отправляется в сопровождении Джоли и Джухани. Там их ждет Бастила. Она предлагает Ивлин выбор — драться с ней или выбрать Темную сторону, убить Малака и править Галактикой вместе. Ивлин предпочитает второе и признает себя Дарт Реван, истинной повелительницей Ситхов. Она и Бастила убивают двух джедаев, возвращаются к «Ястребу» и предлагают остальным своим компаньонам присягнуть на верность Темной Леди Ситхов. Кандерос и дроиды остаются с Реван, Карт уходит, но обещает спасти возлюбленную от власти Темной стороны, Заальбар вынужден остаться, поскольку связан с Ивлин Долгом жизни. Однако когда его подруга Миссия отказывается признать власть Реван и нападает на нее, Заальбар пытается помешать этому и гибнет вместе с тви-лечкой.

Реван и ее компаньоны отправляются на Звездную Кузницу, по пути встречая Республиканский флот, входящий в систему согласно координатам, переданным с «Ястреба» раньше. На станции Реван отправляется сражаться с Малаком, а Бастила использует Боевую Медитацию для поражения флота Республики.

Реван убивает Малака и возвращает себе титул Темной Леди. В одном из ангаров Звездной Кузницы она встречает Карта, который хочет убедить ее оставить Темную Сторону. Разговору мешает появившаяся Бастила. Реван убивает Карта.

В результате Республика оказывается в еще более кризисном положении, а неисчислимый флот ситхов, предводительствуемый блестящим военным гением Реван, готов к новым завоеваниям.

Не убил, не проклял, не предал,
Только больше не смотрит в глаза.
И стыд свой темный поведал
В тихой комнате образам.
Весь согнулся, и голос глуше,
Белых рук движенья верней…
Ах! когда-нибудь он задушит,
Задушит меня во сне.
А. Ахматова

Я приду умереть от любви,
Чтобы утром проснуться живым.

Глава 1

— Не вмешивайся, Бастила, это касается только Реван и меня!

— Посмотри на него, учитель. Этот глупец так ничего и не понял… разреши мне убить его.

Дарт Реван, Темная Леди ситхов, качнула головой.

— Извини, Карт, но уже слишком поздно. Зря ты вернулся…

Красный слепящий клинок с шипением показался из рукояти лазерного меча. Бастила с усмешкой на губах сделала пару шагов назад, освобождая своему учителю пространство для маневра. Но Карт Онаси не шелохнулся. Пока клинок описывал грозную сияющую дугу, завораживающую в своей неотвратимости, он не отрывал глаз от Реван, женщины, которую он полюбил и не смог уберечь…

Тело глухо ударилось о металлический пол ангара. Реван деактивировала клинок и повернулась к своей ученице.

— Жди меня на командном пункте, я еще не закончила.

— Хорошо, учитель, — коротко кивнула Бастила. — Ты не скажешь мне, что задумала?

— Нет. Теперь иди и жди меня там.

— Да, учитель.

Реван проводила взглядом молодую женщину. Хорошо, что она так сговорчива. Сейчас нет времени на вопросы и ответы…

Темная Леди опустилась на колени около человека, которого минуту назад ударила мечом. Она поднесла ладонь к его лицу, хотя ей не нужно было проверять дыхание, чтобы узнать, что он еще жив. Сила текла к ней, но нехотя, ведь это была Светлая Сила, которую используют для созидания, а не для разрушения. Эта Сила не хотела ей подчиняться.

Реван стиснула зубы и крепче сжала невидимые нити. Как же дорого обходился ей этот простой джедайский фокус! Но темное могущество требует своей платы… Сила сопротивлялась, но продолжала делать свое дело — исцеление работало. Мужчина на полу застонал.

Ситх продержала силовые потоки еще некоторое время, потом встала на ноги и рывком подняла с пола своего «пациента».

— Вставай, Карт! Страдать будешь потом!

— Больно… Лина, что ты…

— Молчи и иди! — полуволоком Реван дотащила мужчину до небольшого корабля, единственного, стоявшего в ангаре, и стала подниматься по опущенному трапу. — Полагаю, напоминать тебе, что меня зовут Реван и что я только что чуть тебя не прирезала, бесполезно.

Карт промолчал. Передвигать ноги и соображать одновременно в данный момент он не мог.

Достигнув цели — пилотского кресла в рубке, ситх сгрузила туда свою обузу и порылась в аптечке, висящей на стене в медицинском отсеке, находившемся дальше по коридору, за кают-компанией. Вернувшись к скорчившемуся в кресле Карту, она выложила перед ним несколько пакетов.

— Это колто, это противоожоговый пластырь, это обезболивающее. Думаю, ты соображаешь достаточно, чтобы разобраться, что и куда использовать. Сейчас я запущу программу автоматического старта. Тебе ничего не придется делать, только пристегнуться. Корабль пропустят. Деньги там, где они были всегда. Об одном тебя прошу: не возвращайся, а?

Реван развернулась на 180 градусов и вышла из рубки. Уже в конце коридора ее настиг короткий лающий смешок:

— Значит, ты так мучилась, только чтобы сказать мне ЭТО?

Она еле успела спрыгнуть с уже поднимающегося трапа. Корабль тенью выскользнул из ангара, пробив пленку, отделяющую помещение станции от открытого космоса. Реван несколько секунд позволила себе посмотреть ему вслед. Покачала головой.

— Какой же ты идиот, Карт. Какая же я дура…

Уверенные шаги Темной Леди затихли в глубине переходов гигантской космической станции, звавшейся Звездной Кузницей. И только слабое эхо ее последних слов еще долго гуляло по пустым коридорам, бесконечно повторяемое холодными металлическими стенами.


Глава 2

Вязкий, холодный туман затянул все вокруг. Казалось, даже под ногами был только туман. Непонятно, откуда пробивается слабый рассеянный голубоватый свет. Реван до рези в глазах вглядывалась в холодную сырую пустоту. Двигаться она не могла, крикнуть тоже — только смотреть.

Среди клубов тумана смутно вырисовывались чьи-то тени. Одна из них вдруг стала плотнее, определеннее — через несколько секунд из зыбкой вязи появился крепкий старик в традиционной джедайской робе.

— Не делай этого, девочка. Иначе мне придется драться с тобой!

За его спиной туман пронзил красный отблеск, то был свет активированного лазерного меча. Из тумана появился еще кто-то… кто-то? Она сама, Дарт Реван, темноволосая женщина с двойным лазерным мечом, стояла в полуметре от старого джедая. Та Реван улыбнулась и взмахнула мечом.

Другая Реван, хотя даже не Реван, а та, кого называли Линой, беспомощная, безгласная, неподвижная, изо всех сил рванулась наперерез.

— Джоли! — только тихий хрип вырвался наружу, невидимые сети не пустили. Короткий безжалостный удар мечом — и тело старика бесшумно кануло куда-то вниз, в туман.

— Я не хочу этого. Ты спасла меня от Темной Стороны. Но ты сама повернулась к ней!

Молодая женщина-катар, желтоглазая, гибкая, твердо смотрела ей в лицо и не видела, не могла видеть, что смертоносный красный клинок занесен над ее головой.

— Джухани! Нет! — ее не слышали, а сети держали по-прежнему — намертво. Джухани погрузилась в туман так же бесшумно, как и старый джедай до нее, пронзенная пылающим красным светом.

А за ней уже шла юная синекожая тви-лечка.

— Похоже, Реван, тебе придется самой делать грязную работу. Только ведь ты не сможешь убить меня, если я не нападу на тебя сама! — ее прелестное личико исказила гримаса отвращения.

Реван с мечом, по-прежнему усмехаясь, замахнулась мечом на Миссию Вао.

— Миссия! Миссия… — по лицу покатились слезы, но, кроме надсадного шепота, ничего противопоставить держащей ее силе не удавалось.

— Я связан с тобой Долгом жизни, но ты не можешь заставить меня причинить вред моему лучшему другу. Я не позволю тебе обижать Миссию! — гигант-вуки зарычал и сделал к ней один шаг — больше не успел, сраженный беспощадным световым клинком.

— Заальбар…

И наконец…

— Женщина, которую я люблю, никогда бы такого не сказала. Женщина, которую я люблю, никогда бы так не поступила. Но я обещал спасти тебя, если ты выберешь неправильно, и я спасу тебя, слышишь?..

— КАРТ!

Красный меч уже начал выписывать свою смертельную дугу, она рванулась в путах еще яростнее, и, кажется, сети начали поддаваться. Но медленно, слишком, недопустимо медленно… Раскаленный клинок ближе, все ближе к своей жертве…

…Реван проснулась на скомканной простыне, почти захлебываясь от слез. Кошмар ярко стоял перед глазами, никак не желая уйти и раствориться в тишине космической ночи.

— Вот блин… — пробормотала ситх себе под нос. — Вот блин, вот блин, вот блин!!! Даже дохлые вы не можете оставить меня в покое…

Не включая лампу, только при свете тусклого голубоватого ночника, Реван нашла на тумбочке у кровати комлинк и быстро настроила его на нужную частоту. Ответа пришлось ждать около полуминуты.

— Ну что? — Реван усмехнулась в ответ на раздавшийся в динамике рык.

— Кандерос, ты мне нужен прямо сейчас. Зайди.

— Босс, а ты знаешь, сколько времени? — проворчал наемник.

— Я сказала «сейчас», — отрезала ситх.

— Сейчас так сейчас… пушку брать?

— Думаю, не нужно, — прервав связь, женщина вытянулась на кровати и уставилась в потолок каюты. Все лучше, чем трястись от ночных кошмаров. А весело провести время с мужчиной — всяко лучше.


Глава 3

Действие обезболивающего кончилась, поэтому пробуждение было болезненным. Держась за стену, Карт потащился к медотсеку, на ходу припоминая, что ему снилось нечто мерзкое. Кажется, его опять убивали, но кто и как — он не помнил. Пока он менял повязку, кривясь от боли, и пытался приготовить что-то хоть немного съедобное на камбузе, вспомнилось, что в том сне, вроде бы, были Джоли, Джухани, Миссия и Заальбар.

— Ситх! — негромко пожаловался Карт сам себе. — По-моему, это принимает характер навязчивой идеи.

Произнесенные вслух, слова повисли в воздухе чем-то инородным, так глупо они прозвучали. Требовалось или замолчать, или продолжать трепаться. Карт предпочел первое. Но перестать думать он не мог!

Ситуация получалась действительно идиотская. Он, как последний дурак, влюбился в женщину, которая стала (а точнее, уже давно была) Темной Леди ситхов. Каков кретин… Нельзя было верить ей! Уж он-то мог бы понять наконец, что искушение властью всегда сильнее, чем человеческие привязанности. «Ты можешь присоединиться ко мне, и мы будем править Галактикой вместе». Карт даже рассмеялся, хотя грудная клетка болела нестерпимо. Его наставник, Саул Карат, предлагал ему несколько лет назад примерно то же самое… «Если ты присоединишься к ситхам, они дадут тебе такую мощь, которую ты даже не можешь себе представить! С твоими талантами ты станешь одним из их ведущих полководцев! А Республика — разве она оценила тебя?» Такое уж его везение — как только он начинает кому-то верить, как себе, тут же случается что-то… что-то подлое, вот как сейчас. «Как будто ты не знал, кто я такая», — насмешливые слова пришли, казалось, откуда-то извне. Приехали, подумал Карт, симптомы легкого сумасшествия налицо. И ответил Реван, каким-то непонятным образом оказавшейся в его голове — знал, конечно, знал. Только вот от этого не легче. Ты ведь тоже хороша — так старалась убедить меня, что с прошлым покончено.

Карт тряхнул головой, отгоняя дурацкие мысли, и обнаружил, что он стоит столбом, тупо уставившись в стену. Бурда, которую он старался соорудить из консервов, найденных в складском отсеке, получилась отвратительная, но он проглотил ее — если он сам себе объявит голодовку, лучше ему от этого явно не станет. Когда они мотались по Галактике в поисках Звездных карт, ему никогда не доверяли стряпать на камбузе, ибо на основании горького опыта было известно, чем это закончится. Лучше всех готовили Джухани, Миссия и, почему-то, Кандерос. Зато, улыбнулся Карт, он лучше всех пилотировал корабль, и это искупало кулинарные огрехи с лихвой.

Кстати, о пилотировании… Он пошел в рубку. Ходить стало легче — вколотое обезболивающее действовало, да и рана затягивалась, все-таки колто был почти что панацеей. Порывшись в бортовом компьютере и проанализировав программу, запущенную Реван, Карт немного обалдел. Почему она послала его именно туда? Это что, мелкая пакость на прощание? Перепрограммировать компьютер в процессе гиперпрыжка было самоубийством, поэтому сделать он ничего не мог. Но зачем отправлять его на полуразрушенный Телос, его родную планету, погибшую под бомбардировкой ситхов? Конечно, сейчас там висит пара орбитальных станций, идет торговля, даже какие-то восстановительные работы… Но зачем? Глянув на индикатор горючего, Карт кивнул сам себе — на Телосе ему нужно будет заправляться, иначе он точно никуда больше не попадет. Значит, придется сидеть там дня два — за меньшее время можно было разрешить все формальности, только заплатив кучу денег. Интересно, а сколько у него денег?

Добравшись до отсека, где сиротливо стоял под чехлом гоночный байк, Карт сунул руку за верстак. Пухлая пачка кредитов лежала на месте, но в потайном закутке было и еще что-то. Он достал это что-то и хмыкнул. В ладони покоилась рукоять лазерного меча. Не того, который Реван использовала сейчас — двойного, с красным клинком. Рукоять была короче и выглядела потертой. Карт аккуратно нажал кнопку активации и в его руке запылал клинок — голубой. Это был старый меч Ивлин Рессон — так назвали Реван джедаи, подарившие ей новую личность. Так называл ее он. Ивлин, Лина… «Еще заплачь от умиления», — прошептал голос Реван где-то внутри. «Сменить Лину на Реван очень легко, а вот обратно — невозможно». Но джедаи смогли, возразил Карт. «А ты думаешь, что я ничему не научилась?» Я думаю… много чего думаю и обязательно что-нибудь придумаю, вот увидишь.

Он даже не удивлялся уже своему странному раздвоению личности. Сумасшедший? Ну и пусть. Он так и так сошел бы с ума от боли — не от той, что причиняет рана, а от душевной. Он держал на руках свою умирающую жену — а теперь даже не помнил ее лица. Он отомстил своему учителю и при этом остался жив — без цели, с пустотой внутри. Он нашел сына, потерянного после гибели Телоса — но где ты сейчас, Дастил? Он смог преодолеть себя и полюбить снова — но Реван выбрала власть и силу, не его. «Да ты просто лузер, дорогуша!» Лузер, согласился он. Но мне есть еще за что бороться. «И за что же?» — ядовито поинтересовалась Реван. За тебя, ответил он.


Глава 4

С Бастилой они расстались около лифта.

— Учитель, они уже собрались и ждут нас…

— Подождут еще, — отрезала Темная Леди. — Погоняй их пока по докладам, а когда я приду — где-то через полчаса — пусть повторят только интересное, ладно?

— Конечно, — кивнула девушка. Потом уголки ее губ поползли вверх. — Кандерос последние три дня ходит за тобой, как привязанный. Ты его Силой не?..

— Вот уж чего мне не надо, — фыркнула Реван. — Мужчину можно привязать к себе и без всяких… ммм… тонких методов. Теперь он через каждые пятнадцать минут интересуется, не спала ли я с этим педиком Картом.

— А ты что? — Бастила давилась смехом.

— А я спрашиваю, с чего он взял, что Карт был педик, — ситх широко улыбнулась, потом снова нацепила бесстрастное выражение лица. — Иди скорее, иначе наши бравые вояки там передерутся.

— Конечно.

Реван проследила за тем, что лифт ушел наверх, к командному центру, где старшие офицеры, подчинявшиеся раньше Дарту Малаку, ждали появления Темной Леди Ситхов. Вместо того, чтобы спешить на встречу, женщина направилась по длинному полутемному коридору к одной из комнат, где располагались многочисленные компьютерные терминалы. Звездную Кузницу спроектировали так, что практически с любого терминала можно было управлять станцией — все зависело только от уровня допуска. Кодов полного контроля Реван не знала. Ей попросту неоткуда было их узнать — умирающему от ран Малаку не было резона открывать ей что бы то ни было. Но знание пришло само — вероятно, ее бывший ученик все же был прав относительно того, что станция — почти живое существо, пропитанное Темной Силой. И этому существу выгодно установить контакт с новой повелительницей Темной стороны.

Поэтому Реван и шла сейчас к ближайшему терминалу. Она хотела проверить границы своей власти над Звездной Кузницей.

В компьютерном помещении было практически пусто. Только возле одной из дальних консолей стоял какой-то техник. Реван уселась на высокий табурет у углового терминала и уже начала вводить код, когда ее остановило какое-то странное ощущение — колебание Силы, будто бы смутно знакомое. Она не стала оборачиваться, потому реплика получилась обращена к светящемуся монитору.

— Дастил, ты же не думаешь, что меня можно зарубить, вот просто так подкравшись со спины, правда?

Вздох.

— Нужно было попытаться, раз уж ты меня все равно засекла.

— Будешь смеяться, но я ничего особенного не засекла до того момента, как ты решился. Мне вот только еще каждого техника начать проверять…

Ситх наконец обернулась. Юноша спокойно стоял в полутора метрах от нее, меч уже висел на поясе.

— Раз уж ты теперь главный ситх, пора учиться, Реван. Беспечность для вашего брата чревата, — ответил он без улыбки.

— А ты не боишься, прелестное создание, что я тебя прикончу прямо здесь и прямо сейчас? — женщина невесело усмехнулась.

— Нет. Если прикончишь, я все равно вряд ли смогу тебе помешать, но думаю, что ты просто не станешь этого делать.

— И отчего же ты так думаешь? — Реван смотрела в темные глаза мальчишки, которого сама же помогла вытащить с Темной стороны. Еще один ее своеобразный крестник… и как же похож на отца! Волосы темнее, нет еще той тертости, битости жизнью. Но глаза, лицо… Хватит ныть, дура несчастная, одернула себя женщина.

— Во-первых, если бы ты хотела это сделать здесь и сейчас, гораздо легче было бы подпустить меня поближе и зарубить, а не вступать в беседу. Во-вторых, я слишком напоминаю тебе своего отца… то, что между вами что-то есть, можно было заметить невооруженным глазом. Кстати, ты ведь его убила?

Реван знала, что ему не все равно. Но как же потрясающе этот юнец семнадцати лет отроду владел собой!

— Нет, мальчик. По моим расчетам, сейчас он еще в гиперпространстве на пути к Телосу, залечивает мой прощальный сувенир в виде глубокой раны в груди.

Что-то такое блеснуло в его глазах. Облегчение? Боль? Любовь? Блеснуло — и погасло.

— В прямом или переносном смысле?

— В самом прямом, — женщина еще раз усмехнулась уголками губ. — Насчет переносного не поручусь, но тоже наверняка.

И опять он остался равнодушным. Хотя, какой еще реплики мог он ожидать от Самого Главного Ситха?

— Кстати, вот еще вопрос. А почему бы мне не схватить тебя и не упечь в кутузку годика на полтора-два? Или не опробовать на тебе местные пыточные машины? Они роскошные, к слову.

— Ты этого не сделаешь, — просто пожал плечами Дастил. И больше ничего не сказал.

— Какой я становлюсь предсказуемой, самой противно, — она все же засмеялась, но коротко.

— А почему ты не сделала этого с отцом?

— На этом месте мне полагается душераздирающе вздохнуть и ответить, что я все еще люблю его, да? — ситх с интересом посмотрела на мальчишку.

— Тут не мыльная опера, потому ты так не скажешь, — он дернул щекой. — Вот видишь, ты опять предсказуема.

— Ты прав, — кивнула Реван без выражения. — А не сделала я этого потому же, почему пощажу тебя. Больше того, сейчас мы пойдем в ангар, я посажу тебя в корабль и отправлю на Телос. Но не обольщайся, я не гожусь на роль устроителя семейного счастья. У вас его не выйдет. Ты найдешь отца и передашь ему от меня, чтобы он никогда не искал меня. Он, ясно, не послушается. Тебе быстро надоест лицезреть его сердечные муки, и ты пошлешь его куда подальше. Он в конце концов найдет меня, если не сопьется, и предпримет очередную глупую попытку перетянуть меня на Светлую сторону. Я еще раз пойму, как нелепы любые аргументы. И вот тогда я его все же прикончу — без всякой жалости. Сейчас меня еще мучили бы сомнения и даже сожаления… но в скором будущем такого уже не случится. Кстати, если ты не оставишь его, ты точно так же сложишь голову. Ведь на время нашего с ним разговора тебе придется отвлекать внимание моей верной ученицы… И вот когда он — или вы вместе — падете смертью храбрых, но глупых, я окончательно избавлюсь от своего придуманного и срежиссированного джедаями прошлого.

— Мы тоже предсказуемы, а? — слабо улыбнулся Дастил.

— Абсолютно, — кивнула Реван. — Или ты предпочитаешь, чтобы я все же убила тебя сейчас? Не волнуйся, я сделаю все быстро. Больно будет только в начале.

— Пожалуй, откажусь, — качнул головой юноша. — Лучше покажи мне, о величайшая, где тут ближайший ангар?

Ситх встала с табурета, сделала шаг и без замаха залепила собеседнику увесистую пощечину. Мальчишка рефлекторно вскинул ладонь к пылающей щеке, но взгляда не отвел.

— Знай свое место, чудо, — ровно пояснила женщина. — Иронизирую здесь я, а ты скромно помалкиваешь. Усек?

— Усек, — сквозь стиснутые зубы ответил он.

— Вот и отлично. А теперь спокойно топай за мной. Только вещи свои не забудь.

Молча Дастил поднял с пола полупустой рюкзак и пошел за Реван к лифту.

В ангаре было тихо и пусто. Ситх кивнула на один из небольших патрульных кораблей.

— Твой отец на Телосе. То есть он будет там завтра. Поскольку баки «Ястреба» на момент отлета были полупустыми, он там задержится с заправкой дней на пять. Обычно это делается быстрее, но сейчас там топливный кризис локального масштаба, поэтому очереди. «Ястреб» быстрее этой развалюхи, но фора у тебя так и так есть.

— Мне полагается тебя поблагодарить? — наконец подал голос примолкший после оплеухи юноша.

— Ну, если не брезгуешь, — улыбнулась Реван, перекинув волосы, собранные в хвост, с плеча за спину.

— Спасибо, — вздохнул Дастил. С секунду он смотрел на нее, потом развернулся и зашагал к кораблю.

— Дастил! — окликнула она.

— А?

— Какого цвета твой меч?

Он замялся.

— Не успел заменить, пока за ситхами приглядывал… красный.

— Когда будешь на «Ястребе», поройся в ящике с инструментами возле верстака. Там завалялась парочка кристаллов: голубые, зеленые…

Юноша кивнул и скрылся в раскрытом люке корабля.

Когда через пять минут еще одно посадочное место в ангаре 3-14 опустело, Реван позволила себе мрачно хихикнуть. Дежа вю, классическое…

— По-прежнему дура, — постановила она. — Пора исправляться, дорогая. Пойдем, слегка уменьшим командный состав предшественника?..

Посмеиваясь и потирая руки в лучших традициях киношных злодеев, Темная Леди направилась к командному центру.


Глава 5

За широким обзорным окном начинался самый, пожалуй, красивый период суток — солнце поднималось из-за темного тела планеты. Сначала голубоватым светом засияла атмосфера, образуя ореол над черным полукружьем прячущейся до поры во тьме громады. Сияние становилось все ярче, и наконец первые нестерпимо слепящие лучи заслонили собой россыпь звезд. Минуты утекали, и звезда выходила из тени. Планета светлела. В атмосфере проплывали редкие облака, но там, где полагалось быть пестрому рельефу, пятнам морей, низин и плоскогорий, все было бурым. Огонь тяжелых турболазеров и разрывы снарядов не смогли полностью испарить океаны, но почти вся почва оказалось выжжена на несколько метров вглубь. Города лежали в руинах, озера выкипели, горы стали ниже… Телос погиб, вернее, впал в состояние мучительной агонии всего за пять часов орбитальной бомбардировки. Самым бесчеловечным стало то, что ситхи не выжгли города дотла: погибли миллионы, но кому-то оставили шанс спастись — чтобы полностью оценить весь ужас ситуации. Утилизация гор трупов и устройство лагерей для беженцев прибавились к многочисленным проблемам Республики применительно к умирающей планете. Но бюрократы что… им нужно только сравнять колонки цифр в отчетах. А те, кто видел и слышал то, что творилось здесь после катастрофы, те, кто был здесь, никогда не смогут забыть крики в эфире, почерневшую от дыма атмосферу, руины городов, бессильные республиканские корабли, которые пришли слишком поздно… Какой идиот сказал, что солдаты привыкают к смерти?! Как можно привыкнуть к такому, смириться с таким?!

Карт закрыл глаза. Он был здесь. Он помнил.

… больше всего он боялся, что просто не найдет своего дома в этих бесконечных развалинах. Но он нашел — наверное, себе на беду. Как у него получилось раскидать эти глыбы весом более ста килограмм каждая, осталось загадкой. А еще большей загадкой было то, что под этими глыбами она была еще жива.

Тело было искорежено — как могло столько крови поместиться в такой худенькой женщине? Его затрясло, потому что такие раны не лечились уже ничем. Его жена открыла глаза. Белые губы шевельнулись и позвали его по имени. Он склонился над ней.

— Я сейчас… тебе нужен врач.

— Брось, — она еще могла улыбаться! — Мне нужен только ты. Побудь со мной…

— Я… что-то еще можно сделать!

— Зачем ты врешь себе? Я умру через пару минут, уже ничего не чувствую… Как здорово, что хотя бы сейчас ты рядом.

— Не надо…

Она все еще улыбалась. Он провел рукой по ее светлым волосам. Сколько он помнил ее, в ее волосах было солнце. Всегда — солнце. А теперь только кровь…

— Карт… Веришь, я ведь в первый раз вижу, как ты плачешь. Ты можешь… обнять меня?

— Что ты, тебя нельзя трогать сейчас! — ему пришлось убрать руку с ее головы, чтобы утереть глаза. Теперь и на его лице была ее кровь…

— Мне уже все равно, пойми! Но мне очень надо, чтобы ты меня обнял.

Он аккуратно приподнял ее и кое-как устроил у себя на коленях.

— Где Дастил?

— Не знаю… он собирался с друзьями на озеро на два дня. Ты найдешь его?

— Найду, — он найдет его, ведь через несколько минут сын станет последним близким существом в Галактике, которое у него останется. — Прости меня…

— Это ты прости меня… я ведь собиралась ждать тебя лет на сорок дольше… Наконец-то я нашла хоть что-то положительное в том, что ты не домосед…

— Ты используешь любой шанс, чтобы пошутить, — пробормотал он. Оцепенело он всматривался в ее лицо, единственное, что по странной прихоти случая осталось не повреждено обвалом.

— Я больше не буду… Карт… я ведь люблю тебя… так жаль… что больше не получится… — ее серые глаза стекленели, бескровные губы шевельнулись еще раз и замолкли. И вот тогда он все же заплакал.

— И я люблю тебя, милая… люблю тебя… люблю… люблю…

Он еще долго бродил среди дымящихся развалин, покрытый копотью и чужой кровью. Потом сел на землю и уставился в никуда, слабо уже соображая, где он и что тут делает.

— Вы ранены? — склонился над ним кто-то, судя по одежде, медик с одного из кораблей.

— Нет, — он качнул головой.

— Тогда помогите, пожалуйста, — врач, наконец, разглядел под слоем грязи форму республиканского пилота. — Нужно разбирать завалы, вдруг остались еще живые… пока не прибудет помощь, нам понадобится любая пара рук.

Опомнитесь, хотел крикнуть он, тут только изуродованные трупы! Кто мог выжить?! Но вместо этого он тринадцать часов подряд ворочал обломки, пока не свалился без сил.

А вот теперь точно хватит, приказал себе Карт. Нечего демонстрировать общественности страдальческую физиономию и сжатые кулаки, а ты сейчас ведь этим займешься, вспомнив, как безуспешно искал сына в списках живых, ходил в наспех сооруженных моргах среди остатков тел… Хватит.

«Что-то у тебя, парень, жизнь серьезно не задалась», — фыркнула Реван внутри его головы. Он уже успел привыкнуть и к ее ехидному тону, и к ненормальному присутствию в своем сознании. В конце концов, это вполне безобидная форма сумасшествия. «Пожалуй что, — согласилась Реван. — Если бы ты насиловал и убивал маленьких мальчиков и девочек, это было бы менее аппетитно». Шутка в дурном вкусе, парировал Карт. «А у нас, ситхов, вообще специфическое чувство юмора». Мне тут еще с тобой спорить не хватало о юморе и дурновкусии, галлюцинация хренова, огрызнулся он. Галлюцинация временно замолкла.

Солнце тем временем уже окончательно взошло, и большое окно потемнело, чтобы не слепить посетителей кантины. Карт нажал кнопку вызова официанта, и почти сразу же к его столику подошел дроид.

— Что Вам угодно, господин? — механически поинтересовался он.

— Счет и бутылку кореллианского с собой, — в ближайшее время Карт напиваться не планировал, потому что в космосе это решительно запрещено, для своей же безопасности, а оставаться здесь никаких сил не было. Однако лучше иметь бутылку виски, но не воспользоваться ей, чем такой бутылки не иметь при жгучем желании выпить.

Кореллианское оказалось паленым, но Карт был не в претензии. Он вышел из бара и неторопливо (а точнее, аккуратно, чтобы не тревожить едва затянувшуюся рану) побрел к ангару внушительной орбитальной станции.

Ждать заправки пришлось несколько дольше, чем планировалось, потому что ожидавшийся пару недель назад контейнеровоз с горючим сломался по дороге, а следующий подоспел только накануне. Но сегодня все формальности, наконец-то, были улажены — можно спокойно улетать.

Карт обогнул кучку дроидов-уборщиков, суетящихся над свежей лужей смазочного масла, и подошел к опущенному трапу «Эбенового ястреба». Отперев запор электронным ключом, он вошел внутрь. Автоматически зажегся свет. Мужчина развернулся в люку, чтобы закрыть его за собой и заодно сразу же поднять трап, но, видимо, сделал это слишком резко. В груди рванула жгучая боль, ключ выпал из руки, пришлось привалиться к стене и кое-как отдышаться.

Вытерев рукавом выступившую на лбу испарину, Карт как мог аккуратнее нагнулся, чтобы поднять ключ, и замер. На металлическом покрытии пола четко отпечатались масляные следы.

«Упс… Сюрприз, сюрприз!» — пропела воображаемая Реван. Вот уж сюрприз так сюрприз, в кои-то веки согласился с ней Карт, распрямляясь и расстегивая кобуры с двумя бластерами, привешенные под мышками.

Надо осмотреть весь корабль. Методично и очень, очень осторожно…

Ремонтный отсек, складской отсек, спальные помещения, машинное отделение, кают-компания, медицинский отсек, технический отсек… оставалась только рубка. Как же обидно будет устраивать там перестрелку! Там же приборы! Ситх… «Ну что такое?» — Реван была на месте. Помолчи ты хоть пять минут! — возмутился Карт. «Смиренно замолкаю, о великий и ужасный…» Сама такая. «А смотри-ка, мы уже препираемся, как старые супруги!» Заткнись, сказал. Не болтай под руку…

Сразу после двери в небольшой технический отсек коридор делал поворот, за которым и находилась рубка. Карт нерешительно остановился. Ему было элементарно страшно. Он высунется из-за угла, а его пристрелят. Или прирежут. Впрочем, короткий виброклинок есть и у него, но драться в ближнем бою он сейчас физически не способен, рана разойдется…

Шаги? Шаги… по рубке, по металлическому покрытию… ближе? Ближе! Карт молниеносно шагнул в технический отсек и притаился за косяком. Темный силуэт на фоне более яркого освещения кают-компании…

Тренированное тело само сделало все, что надо. Левая рука — захват сзади за шею, правая приставляет к виску дуло бластера. Карт открыл было рот, чтобы честно предупредить о «не рыпайся, а то схлопочешь заряд прямо вот сюда», но могучий невидимый удар отбросил его назад и вмазал затылком в тот самый косяк двери в техотсек. В глазах потемнело, в ушах, соответственно, зазвенело. Неизвестный посетитель, кажется, что-то сказал, но он так и не понял, что. «Герой, — прошептала Реван. — Замашки Кандероса тебе явно не по зубам». Куда уж мне, подумал он, до боли вглядываясь в слишком медленно расползающуюся пелену ярких огоньков перед глазами, с моим-то сельским образованием… Сейчас его интересовало два вопроса — не разошлась ли рана, это раз. Боль была адская, но крови под повязкой он не чувствовал. И второе — если то, чем его приложили, была Сила, то сейчас его, по идее, должны зарезать? Это два.

Он решил, что ему кажется, но потом ясно почувствовал, что ему помогают встать, куда-то ведут и на что-то укладывают… «Дежа вю, а?» — он был почти уверен, что Реван ему подмигнула. Знаешь, вы, ситхи, все же невыносимые типы. «Угу, девушки с чувством юмора — это немного не твое, да? Зануды-джедайки — вот это самое то!» Хорошо, что ты всего лишь плод моего воображения… Если бы настоящая Реван была такая, я бы ее лучше прикончил, чем спас! «Бедняжечка! Настоящая Реван именно такая! Это твоя Лина…»

В этот момент искорки перед глазами все-таки рассеялись, и Карт наконец смог рассмотреть своего незваного гостя. Рассмотрел… моргнул… еще раз посмотрел…

— Дастил?!


Глава 6

Солнце опускалось за горизонт, щедро заливая красным воды океана. Ветер почти успокоился, но несколько легких дуновений все же коснулись небрежно уложенных волос Дарт Реван и кинули пару прядок ей на лицо. Темная Леди ситхов стояла, опершись на парапет Великого храма ракатан. Стояла неподвижно уже полтора часа и зачарованно смотрела на опускающееся, а потом и тонущее солнце. На душе было на редкость паршиво. Ничто не помогало, сны опять были с ней.

— Не делай этого, девочка…

— … Ты спасла меня он Темной Стороны…

— … только ведь ты не сможешь убить меня…

— Я не дам тебе обижать Миссию!

— … спасу тебя, слышишь?..

Ну отчего, отчего так муторно? Да, она убила их. Если бы пришлось выбирать, она убила бы их еще раз. Они сами виноваты, не захотели признать ее правоту… Темная сторона, Светлая сторона… какая разница? Главное — Сила, мощь, власть над собой и над другими. То, что предлагают джедаи — это не власть над собой, это подавление в себе себя. Сначала дай себе волю, пойми предел своих возможностей — а потом контролируй его. Это правильно. Это дает Силу. Это путь Силы. «Конечно, правильно… а те, кто тысячелетиями вполне успешно поддерживал стабильность в Республике, ошибались, да?» Ошибались, машинально ответила Реван. Потому что скоро Республике придет конец — благодаря мне. Потом она мимолетно удивилась своему странному собеседнику. На мгновение ей показалось, что она слышит внутри себя голос Карта. Ерунда! — одернула себя ситх. Это твоя недобитая джедайская личность рыпается. Ничего, недолго ей осталось. Похороню ее вместе с Картом. Думаю, им будет хорошо вместе…

«Какие мы грозные», — кто-то беззвучно засмеялся. «А чего же ты не сделала этого, когда была возможность, а?» Любопытный недобиток попался, фыркнула Реван. А потому не сделала, что тогда бы просто не получилось угробить их оптом. Ну, пришибла бы Карта, невелика проблема… но Лина еще долго бы скулила на задворках сознания. А сейчас — она слабеет с каждым днем. И когда этот герой-любовник объявится тут снова, его будет ждать Дарт Реван в единственном экземпляре, без всяких бесплатных приложений.

«Обласкала, подружка, ничего не скажешь…» А то ж! Чай, не в сказку попал! «Смотри-ка, мы с тобой препираемся, как старые супруги!» Ой, да пошел ты! И вообще, как это ты можешь со мной общаться, я же тебя еще не прикончила? «Всему свое время…» Ой-ой-ой, какие мы загадочные!

Солнце уже наполовину скрылось из виду, вода и небо пылали пронзительно алым. Как кровь. Как лазерный меч…

— … иначе мне придется драться с тобой!

— … но ты сама повернулась к ней!

— … делать грязную работенку, Реван…

— … ты не можешь заставить меня предать…

— Отстаньте от меня! — пронзительно крикнула Реван в пустоту, сжав виски руками. — Замолчите!

«Ты ведь здесь убила их… Джоли и Джухани…»

— И ты заткнись, стервец, — прошипела женщина и, решительно развернувшись, направилась к двери в каменной стене, к ступеням, ведущим вниз. Корабль ждал ее на том же месте, где они оставляли «Ястреб». По дороге ситх остановилась только однажды — возле одного из каменных столбов, окружающих площадку возле Храма. Она активировала одно из двух лезвий меча, выставила его на минимальную мощность и провела пробную черту по камню. Получилось то, что нужно — выплавленная неширокая линия. Немного постояв в нерешительности, Реван начала выводить:
Джоли Биндо
Джухани
Миссия Вао
Заальбар
Красные потеки расплавленного минерала быстро застывали. Реван подумала еще немного, а потом ниже дописала:
Карт Онаси
Ивлин Рессон

— Так и будет, — решительно бросила она в никуда. Потом деактивировала меч и быстро зашагала к кораблю. На душе стало легче, как будто то, что было высечено на ней, перешло в камень.

Корабль стартовал и, разбив стремительно синеющее небо, ушел в пустоту за ним. А солнце еще тонуло в океане, размазывая последние пятна крови по темнеющему пейзажу…


Глава 7

Карт поплотнее прижал к затылку холодный компресс и устроился в кресле у столика для игры в пазаак. Дастил оглядел кают-компанию, ничего удобнее второго аналогичного кресла не нашел и угнездился напротив отца.

— Тебе, наверное, интереснее всего, как я тебя нашел?

— И это тоже, — согласился Карт. — Но сначала… ты же используешь Силу. Почему же ты не почувствовал меня раньше? Или обязательно хотелось приложить головой о стенку?

Заметив обиду в глазах сына, он улыбнулся, давая понять, что пошутил.

— Я не знаю, поверишь или нет, — с вызовом проговорил Дастил, — но здесь мне трудно использовать восприятие при помощи Силы. Когда я открываюсь, сразу чувствую всю боль, которую люди пережили здесь… тогда. Тебе, конечно, этого не понять…

— Погоди, — Карт приподнял свободную руку. — Давай сначала договоримся, перед тем, как разговаривать дальше. В прошлом у нас с тобой далеко не все было гладко. Но теперь лично я очень хочу наладить наши отношения. Если ты не хочешь того же… не знаю, стоит ли продолжать вообще.

Сказать это абсолютно спокойно, ровным тоном оказалось сложно. К тому же опыта подобного общения — с собственным вполне взрослым сыном — у него не было ровным счетом никакого. Точнее, был — в тот раз, когда в ситхской Академии на Коррибане мальчишка кричал, что он бросил их матерью…

— Я тоже хочу, чтобы у нас все получилось хорошо, отец, — отозвался Дастил после недолгого молчания. — Если бы я не хотел этого, меня бы здесь не было.

— Но ты ведь здесь, — Карт опять улыбнулся. Сын улыбнулся в ответ. — А теперь все же — как ты нашел меня?

— Это Реван мне помогла.

Улыбка сползла с лица Карта.

— Реван?

— Я… помнишь, когда мы расстались на Коррибане, я сказал вам, что буду следить за ситхами, а потом вернусь на Телос ждать тебя? Так вот, после того, как ряды учеников довольно сильно поредели — вашими, кстати, стараниями — я прикинулся одним из выживших. Мы собрались в кучку и вызвали Малака. Он приказал нам прибыть в точку рандеву, откуда нас доставили на Звездную Кузницу. Там я спрятался и переоделся техником. Так я мог следить за ситхами, но не попасть под горячую руку к дерущимся. Реван ведь устроила хорошую мясорубку, когда пробивалась к Малаку. Ей навстречу послали даже зеленых учеников…

— А ты не боялся, что станцию уничтожат? Там был почти весь республиканский флот.

— Нет. Ты же видел Кузницу… Так вот. Когда Реван прикончила Малака и опять стала самой главной, я подумал о том, как бы мне оттуда убраться, прихватив с собой максимум сведений. План я разработал быстро, вполне, кстати, осуществимый… но как раз когда я лазал по сети, в помещение с терминалами зашла Реван. Не знаю, похоже на гадкое совпадение… или это Сила так пошутила. В общем, она и отправила меня к тебе. Сказала, что ты жив, что ты на Телосе. Кстати, удачное совпадение, я все равно сюда собирался.

— А зачем она это делает, она не сказала?

— Сказала… — замялся Дастил, — только тебе это точно не понравится.

— Лучше расскажи.

— Просила передать, чтобы ты не искал ее. Пообещала, что ты не послушаешься. И еще сказала… в общем, что ты придешь ее спасать, а она тебя убьет с чистой совестью и заодно избавится от своего джедайского «Я». Отец…

— А?

— … ты правда так любишь Реван?

— Я могу попытаться объяснить тебе, — вздохнул Карт. — Но Дастил, ты же… ты же обвинишь меня в том, что я забыл твою мать.

— А ты забыл ее?

— А как ты думаешь?

— Если честно, не хочется верить в это. Ведь нет, правда?

— Правда.

— А Реван?

— Реван? Я не люблю Реван. Но это ее… как ты сказал? Джедаское «Я». Она другая. Если бы только получилось…

— Да, я помню ее, — задумчиво кивнул Дастил. — Теперешняя Реван ощущается в Силе совсем по-другому. Значит, ты все же хочешь попытаться вернуть ее?

— Я попробую, сынок. Не хочу больше оставлять любимого человека на произвол судьбы. Никогда.

— Думаю, что понимаю тебя. Только вот… знаешь, пап, давай провернем это так, чтобы никто не умер? — впервые за время разговора юноша улыбнулся действительно искренне и открыто.

— Идет, — рассмеялся Карт.

— Диспетчерская — «Эбеновому ястребу», посадочное место 2-73, вам разрешен старт. К взлету готовы? Как слышите?

— «Эбеновый ястреб» — диспетчерской, слышу вас хорошо. К взлету готов.

— Старт по моему сигналу на счет нуль. Двадцать девять, двадцать восемь…

Карт запустил прогрев антигравов. Маршевые двигатели можно будет задействовать подальше от станции. Стандартное правило, хотя обычно строго требуют старта на антигравитационных двигателях с поверхности планеты.

Экспресс-проверка всех систем. Зеленые и голубые огоньки на пульте.

— Ремни пристегнул?

— Издеваешься? — фыркнул Дастил.

— Нет, скорее, перестраховываюсь, извини. Вообще, это обычная процедура при старте, но в большинстве случаев ей пренебрегают.

— … четыре, три, два, один, нуль!

Карт перевел рукоятку на пульте в активное положение, и «Ястреб», зависнув на секунду над поверхностью ангара, легко вырвался в открытый космос, пробив защитное силовое поле в створе ангара.

— Счастливого пути, «Ястреб»!

— Спасибо, диспетчерская, счастливо оставаться, — согласился Карт и выключил передатчик. — Ну вот. А теперь остается решить, куда мы полетим.

— Я думал, сразу к Кузнице, — удивился Дастил. — Даже спрашивать не стал.

— Зря. Видишь ли, пока я не оправлюсь от тяжких телесных повреждений, которыми вы с Реван меня любезно наградили, мне не особо хочется в логово ситхов. И оставаться на Телосе как-то не тянуло.

— Логично, — согласился юноша. — Куда тогда?

— Куда? — задумчиво повторил Карт. — Пожалуй что, планеты, на которых я побывал недавно, как-то не прельщают. Тарис находится примерно в том же состоянии, что и Телос, Дантуин теперь тоже, хотя планета была потрясающая… Кашиийк — мерзкое место, на мой вкус, куча мошек, да и вуки сейчас доблестно сражаются с работорговцами… Манаан? Там ничего, но слишком много республиканцев и ситхов… На Татуине жарковато… Коррибан можем даже не обсуждать…

— Точно.

— Значит, ничего не подходит. Может… Альдераан?

— Неплохо, — кивнул Дастил. — Планета мирная, там должно быть тихо. Хотя теперь вряд ли можно предсказать, куда ударят ситхи.

— Тут ты прав. Я бы сначала разгромил или захватил крупные промышленные центры, чтобы оставить их без снабжения, но что придумают стратеги Реван, сказать не берусь.

Помолчали. Наконец, юноша выдавил из себя:

— Думаешь, Республика падет?

— Не знаю, — вздохнул Карт. — Но вероятно.

— А тебя не тянет опять вернуться во флот и забыть все? — осторожно поинтересовался сын.

— Да как тебе сказать… как-то не очень. Во-первых, я слишком увяз в этой истории с Реван, Кузницей и прочими радостями. Во-вторых, если у нас все же получится провернуть все, как надо, то лучшего подарка для Республики, чем возвращение Темной Леди на Светлую сторону, представить сложно. Ну и в-третьих… я уже пробовал убежать от всех проблем во флот. Как-то не очень получилось…

— Угу, — кивнул Дастил. — Все отлично аргументировано. Только ведь не договариваешь?

— Что, уже можешь использовать Силу? — мимолетно улыбнулся Карт, программируя навигационный компьютер. — Прости, я действительно немного не искренен, наверное. Пытаюсь казаться уверенным и твердым, как скала…

— А на деле?

— А на деле хочется обратно. Я знаю, что был бы полезен сейчас. И вот так вот предавать то, чему служил много лет, тяжко, не отрицаю. Но разум подсказывает — ничего кардинально я бы не смог изменить, понимаешь? Да, на несколько выигранных битв больше, на несколько потерянных кораблей меньше… Но я тактик, не стратег. Выиграть войну я бы не смог. А если у нас получится… мы сделаем для Республики куда больше.

— А если у нас не получится?

— Тогда я полностью снимаю с себя ответственность за происходящее, — усмехнулся Карт. — Ты еще не отстегнул ремни?

— Отстегнул, — признался Дастил.

— Тогда пристегни обратно, будем прыгать…

Тишину нарушало только тихое гудение двигателей. «Ястреб» несся через гиперпространство, рассекая пространство и время.

Карт оставил сына дежурить у пульта, сменил повязки, вколол себе обезболивающее и ушел спать. Дастил сидел в пилотском кресле, понемногу задействуя восприятие с помощью Силы, которое раньше приходилось подавлять. Что бы ни говорил отец, безболезненно это удалось сделать только сейчас.

Чем больше юноша погружался в потоки Силы, тем явственнее он ощущал смутное беспокойство. Что-то инородное присутствовало на корабле. Что-то, чего здесь быть не должно, чего никак не могло здесь быть…

Глубже, глубже, все более полное слияние с Силой… Дастил задохнулся. Сомнений быть не могло… Но как, где?

Он поднялся из кресла и, торопливо миновав коридорчик, вышел в кают-компанию. Налево, мимо отсека с байком, мимо задраенного внешнего люка…

Карт спал на одной из трех коек в отсеке для экипажа. Дыхание спокойное, глаза под сомкнутыми веками двигались — что-то снилось. И — никаких сомнений! — это исходило от него…

— Отец! — почти крикнул Дастил, вцепившись в его плечо. — Проснись!


Глава 8

Реван застегнула ремень и прицепила к нему лазерный меч, потом обернулась к Кандеросу, молча стоящему у широкого окна ее каюты.

— Не знаю, как тебе, а мне пора.

— Это значит «выметайся»? — зло спросил он.

— Что-то типа того, — кивнула Темная Леди. — То есть можешь здесь остаться, если хочешь, но я ухожу. Кстати, мог бы повернуться ко мне лицом.

Мандалорианец развернулся и в упор уставился на женщину.

— Сколько у тебя еще любовников?

— Ну приехали, — фыркнула Реван. — Двадцать три, а что?

— А то, что я убью их всех, — с ненавистью выплюнул он.

— Прекрати играть в дамский роман, — шикнула на него ситх. — Мне тебя хватает. От того, как ты трахаешься, у меня скоро все внутренности из ушей полезут. Думаешь, меня хватит еще на что-то?

— Я не представляю, на что еще тебя может хватить, — глаза Кандероса горели настоящей яростью. — Ты ведь используешь на мне свою проклятую Силу, да?

— С чего ты это решил? — обманчиво мягко поинтересовалась Реван.

— Ты… меня тянет к тебе, поняла? — он повысил голос. — Раньше, когда ты не была ситхом, такого не было! Я уже думаю только о том, чтобы выследить твоих любовников и убить их, всех! Ты… привязала меня к себе! Внушила…

— Брось, Кандерос, — женщина зло сверкнула глазами. — Ничего я тебе не внушала. Ты просто не хочешь признать свою слабость, вот и все.

— Слабость?! Слабость?! Да ты издеваешься надо мной! — наемник задохнулся.

— Именно слабость, — подтвердила Реван. — Почему ты не можешь просто расслабиться и получать удовольствие? Тут нечего драматизировать. Ты скоро приревнуешь меня к мертвому Карту.

— А ты спала с ним?!

— Все время с самого Тариса только этим и занималась, прямо на пульте управления в рубке «Ястреба», как ты не заметил?

— Лучше бы джедаи убили тебя тогда!

— Ну спасибо, очень приятно. В общем, счастливо оставаться, у меня дел до кучи, — ситх развернулась, открыла дверь каюты и вышла в коридор.

— Лучше бы ты оставалась на Светлой стороне! — крикнул Кандерос ей вслед, ударив кулаком по металлической стене так, что в ней появилась небольшая вмятина.

Пять с половиной часов спустя Реван вошла в ангар и направилась к небольшому кораблю, который обычно использовала для перелетов до единственной планеты безымянной системы и обратно. Темной Леди нравилось проводить время на верхней площадке Храма и смотреть на закат. Это странным образом успокаивало, к тому же в древнем строении остро ощущалось присутствие Темной стороны.

Почти у трапа ее догнала Бастила.

— Куда ты?

— До Храма. Хочешь со мной?

— Если ты не против, — кивнула ученица. — Я как раз хотела поговорить с тобой в спокойной обстановке, чтобы поблизости не ошивался твой ревнивый любовник.

Реван невесело рассмеялась.

— Вот тебе абсолютно бесплатный совет: никогда не заводи любовников из числа друзей или хороших знакомых. Или боевых товарищей, на худой конец. Легкой интрижки может не выйти…

— Я заметила, — усмехнулась девушка. — Боюсь, в один прекрасный день он захочет задушить тебя за неверность, и тебе придется его зарезать.

— Одной проблемой будет меньше, — пожала плечами ситх. — Как ты могла заметить, у меня отлично получается резать старых боевых товарищей.

— Есть такое, — согласилась Бастила. — Летим?

Реван присела на каменный парапет. Сегодня она посадила кораблик прямо на вершину Храма, благо, места хватало с лихвой. Не так уж давно — так недавно! — здесь сажала свой челнок Бастила. В тот день она сделала выбор. По мнению некоторых, неправильный.

«Кто эти некоторые, лучше не вспоминать, да?» — печально поинтересовался невидимый гость в ее голове. Опять ты здесь, обреченно вздохнула Реван. «Как же я тебя брошу, милая?» Женщина не поняла, была ли издевка в ответе, но решила считать, что была. Сказать о тебе Кандеросу, что ли? Он меня хорошенько побьет головой о стенку, глядишь, вся дурь и выйдет…

— Задумалась, учитель? — спросила ученица, присаживаясь рядом.

— Немного, — кивнула Реван. — Так о чем ты хотела поговорить?

— О тебе, — Бастила улыбнулась одними губами. — Удивлена?

— Да не особенно, — пожала плечами ситх. — Что конкретно тебя беспокоит?

Девушка помолчала, взвешивая еще не сказанные слова.

— Я знаю, учитель, что рано или поздно мне придется драться с тобой, если я буду этого достойна. Думаю, что смогу победить тебя и занять свое место. Но сейчас… сейчас мы обе еще слишком слабы для того статуса, который мы имеем. Не в смысле мощи, которой у нас достаточно. В смысле сожалений. В смысле нашей разорванной связи со Светлой стороной. Я знаю, что ты сожалеешь. Я видела ту надпись.

Компромат, подумала Реван. Слабость. Светлая сторона. Ненавижу… Но вслух она ничего не сказала, только кивнула — продолжай.

— Мне тоже… меня иногда зовет Светлая сторона. И устоять сложно. Но помни о выборе, учитель, всегда помни, что ты его сделала. Для нас нет пути назад. На нас кровь тех, кто верил нам. Но помни, что, когда крови слишком много, ее перестаешь замечать. Мы уничтожим Республику… и мы уничтожим твою джедайскую личность. Джедаи хорошо постарались, я сама помогала им тогда. И теперь это здорово мешает тебе, я вижу. Но ты справишься. Ты всегда со всем справлялась.

— Хорошо, что ты веришь в меня, — усмехнулась Темная Леди. — Думаю, что оправдаю твои надежды, ученица. Спасибо за заботу.

— Я забочусь не только о тебе, но и о своем будущем, помнишь? — прищурилась Бастила.

— Помню, — подтвердила Реван.

Опять этот туман, этот липкий холод, эта тошнотворная беспомощность…

Но сегодня что-то было по-другому. Она чувствовала, что сегодня все изменится.

Они шли к ней один за другим… они падали… но в этот раз она не стала тратить время на крики. И когда на место упавшего вуки шагнул Карт, Лина Рессон ударила — всем, что у нее было — по своим путам. И те не выдержали. Красный клинок, неотвратимо двигавшийся к своей цели, встретил на пути другой — голубой.

продолжение следует......
запись создана: 18.01.2009 в 21:13

@настроение: отличное

@темы: KOTOR I, Бастила Шан, Дарт Малак, Джоли Биндо, Джухани, Заалбар, Карт Онаси, Мандалор/Кандерос Ордо, Миссион Вао, Реван, фикшн