21:19 

Давным-давно, в одной далекой-предалекой Галактике…продолжение

NiyaOnassi
Niya
Реван вздрогнула и проснулась.

— Кошмары? — спросил Кандерос, положив ладонь на ее голое плечо.

— Угу, — ситх сжала раскалывающуюся голову руками. — Блин, ты, похоже, был прав…

— В чем? — удивился мандалорианец.

— Лучше бы я осталась на Светлой стороне! Малак убил бы меня, и всем было бы хорошо! А так — я сама себя убиваю…


Глава 9

— Отец! Проснись!

Карт с трудом разлепил глаза. На сетчатке как будто отпечатались отражения двух сияющих скрестившихся клинков.

— Что случилось, Дастил?

— Я… сам толком не знаю! Но… я почувствовал здесь присутствие Темной стороны, понимаешь? И это в тебе!

— Не понимаю, — честно признался Карт, стараясь стряхнуть дремоту. — Попробуй еще раз.

— Я как раз восстанавливал восприятие. Я коснулся Силы. И почувствовал на корабле явное присутствие Темной стороны. Я сначала вообще подумал, что это Реван, это было так похоже… Я пошел туда, где ощущение было всего сильнее, и пришел сюда. Это от тебя исходит, папа.

— Это невозможно, ты сам понимаешь, — Карту, наконец, удалось проснуться. — Я больше двух месяцев путешествовал в компании сначала двух, потом трех, а потом и четырех джедаев. Я был на Дантуине и на Коррибане. Почему же этого никто не почувствовал?

— Когда ты был на Коррибане, ничего подобного не было, — пояснил Дастил. — Это появилось не так давно, я думаю… Послушай, а Реван с тобой что-то делала? В смысле, воздействовала на тебя Силой?

— Конечно, — непонимающе кивнул мужчина. — Она лечила меня, иначе бы я умер…

— Лечила? — Дастил в задумчивости прикусил губу. — Лечение — это искусство Светлой стороны, а она была уже на Темной… Столько сил пришлось истратить… Может… похоже… да нет, как бы это объяснить…

— Что?

— Помнишь, ты рассказывал о том, что у Реван с Бастилой установилась связь после того, как Бастила спасла ее от смерти? Может, это какой-то похожий случай… только ведь Реван потратила даже больше силы, ведь она Темная. Похоже, она вложила в тебя что-то от себя.

— Что-то от себя? — Карт невидяще смотрел прямо перед собой. Это многое объясняло… значит, он все же не сошел с ума?..

— Но вот можешь ли ты использовать эту Силу? — про себя пробормотал Дастил.

— Использовать? Не дури, сынок, какой из меня джедай?

— Сейчас проверим, — решился юноша. — Нужно только, чтобы ты не пытался осознанно контролировать процесс. Давай так: молчи, закрой глаза и ни в коем случае не думай о белой банте.

— Почему о белой банте? — удивился Карт, послушно закрывая глаза.

— Молчи! — напомнил сын.

Молчать? Да пожалуйста… но при чем тут все же белая банта? Воображение уже послушно нарисовало картину огромного рогатого зверя со спутанной шерстью, только абсолютно белого. Бедный, он же запачкается в песке, да и тускены — далеко не самые чистые ребята на свете… вдруг мысли оказались резко прерваны чем-то… чем? Чем?!

— Дастил! — почти выкрикнул Карт, широко раскрытыми глазами уставившись на сына и рефлекторно сжав его руку. — Дастил, что это было?!

— Это Сила, — юноша, наоборот, практически шептал. — Ты все-таки можешь… ты чувствуешь…

— Не может быть… ладно, что-то мне расхотелось спать, — мужчина решительно поднялся с койки. — Пойдем-ка в кают-компанию и все спокойно обсудим…

— Конечно, наверняка ничего сказать нельзя, — Дастил сцепил пальцы, — но это похоже на воздействие на клеточном уровне. Кажется, такое количество Силы подействовало на мидихлорианы… оно могло или заставить их как бы размножаться, или сделать их более чувствительными, или сделать более чувствительным тебя. Даже не берусь судить, временный это эффект или постоянный. В это сложно поверить, понимаю, но…

— Сложно, — вздохнул Карт. — Но что нам теперь с этим делать?

— У нас два варианта. Можно оставить все как есть, а можно научить тебя как-то управлять этим…

— Чушь какая-то, — пожаловался мужчина миру в целом. — Буду, престарелый идиот, размахивать лазерным мечом…

— Владеть Силой — далеко не то же самое, что размахивать лазерным мечом, — наставительно сообщил Дастил. — Кстати, я бы тебе этого не предлагал, но…

— Но что?

— Эта Сила в тебе… она темная. Если ты не сможешь контролировать ее, она может здорово помешать тебе.

— До этого момента она мне никак не мешала.

— Так мы же еще не приступили к финальной части спасательной операции. Как эта Сила поведет себя, когда ты встретишься с Реван?

— А может, никак не поведет? — предположил Карт.

— Много чего может быть, — резонно возразил Дастил. — Но чем больше неожиданностей мы предусмотрим, тем лучше, правда?

— Правда, — скептически пожал плечами его отец. — Только вот с моим обучением ничегошеньки не выйдет.

— Посмотрим, — пообещал юноша.

Спокойствие гиперпространства как нельзя лучше способствовало первым тренировкам. Впрочем, даже в такой благодатной обстановке дело продвигалось туго.

— Ты никак не можешь освободиться от предрассудков и барьеров, которые сам себе ставишь. И злишься, — попенял отцу Дастил. — А злиться нельзя. «Нет эмоций, только спокойствие».

— Ну как же их нет, если они есть? — мрачно поинтересовался Карт. — Сынок, это дохлый номер.

— Ты сам не желаешь поверить в то, что у тебя может получиться.

— А хоть одного джедая начинали обучать в возрасте тридцати восьми лет?

— С историей Ордена джедаев я знаком плохо, извини, — вздохнул юноша. — Ладно, давай передохнем.

Он поднялся с кресла, но как-то неловко запнулся, взмахнул руками, пытаясь удержать равновесие, и сбил со стола бутылку кореллианского виски, купленную на Телосе. Карт резко выбросил вперед руку, пытаясь ее поймать, хотя фактически шансы были невелики… бутылка, сменив траекторию, прыгнула в протянутую руку.

— Опаньки, — высказался Карт.

Дастил уселся прямо на пол и нервно расхохотался.

— Знаешь, Реван сказала, что единственная альтернатива твоей спасательной миссии — алкоголизм…

— Вижу, Реван вообще наговорила тебе кучу глупостей, — фыркнул Карт. — Кажется, лучший способ обучения — это бросать на пол ценные легкобьющиеся предметы…

Дастил выволок ящик с инструментами и запчастями на середину ремонтного отсека и теперь зарылся в нем почти с головой. Карту было интересно, но мозолить сыну глаза он не хотел, потому ушел в рубку. Впрочем, когда до него донеслось шипение активированного лазерного меча, мужчина не вытерпел и пошел таки посмотреть.

Юноша аккуратно разложил части своего разобранного меча на верстаке — кучка отвинченных пневмоотверткой шурупов, дюрастиловые накладки на рукоять, две половинки корпуса из белого металла, компактный блок питания, много мелкой электроники. И отдельно — три кристалла.

Дастил с величайшей осторожностью достал из пластикового контейнера, найденного, скорее всего, в ящике, четвертый кристалл ясного зеленого цвета. Сравнил его с собственным, дымчато-красным, укрепил новый в зажимах, снял тонкий слой минерала лазерным резаком. Еще раз сравнил, примерил и ловко собрал меч.

— А теперь отойди, — посоветовал Дастил отцу. — Может рвануть, такое иногда случается.

— Может, тогда лучше я попробую? — быстро предложил Карт прежде, чем успел сообразить, чем грозит подобная инициатива.

— Вот только не надо думать, что я маленький, — сын оправдал ожидания, то есть огрызнулся. Однако потом смутился: — Извини.

— Не стоит, это была глупая идея.

— Нет, стоит, — упрямо покачал головой Дастил. — Ты ведь хотел защитить меня.

— Хотел, — не стал спорить Карт. — Но навязывать тебе свою заботу я не имею права. Если честно, я вообще удивлен, что у нас с тобой все складывается так гладко.

— Ты ждал другого?

— Да. Я ожидал долгого и тяжкого разговора о прошлом, обвинений, осуждения… Но ты принял все, в том числе и мое отношение к Реван. И потому твое спокойствие и понимание оказались неожиданными, хотя и приятно поразившими, не отрицаю.

— Я тоже представлял себе нашу встречу примерно так, — улыбнулся юноша. — Когда ты появился на Коррибане, у меня была только одна мысль: «Не прошло и десяти лет».

— Тогда почему?

— Я оказался в твоем положении.

— То есть?

— Когда на Кузнице пошли разговоры о новой Леди ситхов, я услышал о том, что она убила тебя. И я подумал, что потерял тебя, отец… — Дастил замолчал ненадолго, потом продолжил, не глядя на Карта. — Ты-то уже давно знаешь, каково это, но я понял только тогда. Понял, что потерял последнего человека, которому я был дорог только потому, что я есть. И теперь, когда оказалось, что ты жив, мне уже наплевать на то плохое, что было между нами раньше. То есть не совсем наплевать, но теперь это настолько несущественно… И это здорово, что Реван подарила нам такой шанс — найти друг друга. И попытаться — хотя бы попытаться! — понять друг друга.

Карт молчал. Он боялся сам себе признаться, что ответные слова просто застряли в горле и выдавить их наружу не было никакой возможности.

— Да, это здорово, — через силу согласился он наконец, снимая накопившуюся неловкость. — Что бы ни случилось потом…

— Что бы ни случилось, — эхом повторил Дастил.

Флаер на низкой высоте пролетел над лугом и опустился чуть в стороне от кромки песчаного пляжа. Небольшое тихое озеро лежало в котловине, отражая безупречную голубизну неба.

Колпак кабины откинулся, и Дастил первым выскочил на траву.

— Отличное место, — одобрительно заметил он.

— На Альдераане таких много, — отозвался Карт, вылезая из флаера вслед за сыном. — Как-то, лет десять назад, у нас тут была двухнедельная стоянка…

— И что, все две недели квасили на природе? — хихикнул юноша.

— Все еще подозреваешь меня в алкоголизме? — хмыкнул его отец. — Все две недели мы чинили навикомп. А в свой единственный выходной я взял напрокат флаер и рванул в одно из похожих тихих местечек. Полдня тупо просидел на берегу реки и все думал, что пора домой, раз ничего уже не хочется, даже пойти в кантину и напиться…

Он рассмеялся воспоминаниям.

— Разве тебе не нравилось летать? — удивился Дастил. — Ты же полжизни отдал флоту…

— Нравилось, да и сейчас нравится, — покачал головой Карт. — Просто домой хотелось. Ты же тогда мелкий был, хотелось больше времени проводить вместе… Впрочем, давай не будем об этом.

— Почему? — тихо спросил юноша.

— Я боюсь разговоров о прошлом, — честно признался мужчина. — Признаться в своих ошибках самому себе гораздо легче, чем кому-то… особенно тому, перед кем я виноват больше всех.

Дастил поднял на него глаза. И почувствовал, что тонет в чужих воспоминаниях…

— Здесь Вы вряд ли что-то найдете. Это просто фрагменты тел, так что если у Вашего родственника не было какой-нибудь приметной родинки, или кольца, или чего-то еще…

— Спасибо за сведения. Теперь я могу посмотреть?

— Конечно. Если что-то опознаете, запомните номер… Вы уверены, что не хотите дождаться результатов генетического анализа?

— А сколько еще ждать?

— Около трех месяцев.

— Тогда не хочу.

Он отвернулся от работника морга и пошел к рядам стеллажей, на которых в морозном воздухе консервировались куски плоти. Даже просто назвать их частями людей язык не поворачивался.

Крик настиг его через полчаса бездумных блужданий. Какая-то немолодая женщина, осев на пол, билась в настоящей истерике, указывая на ближайшую полку и повторяя что-то вроде «Браслет, его браслет». Сначала Карт хотел пройти мимо, потом все же развернулся, подошел к рыдающей и поднял ее с пола. Она чисто автоматически вцепилась в его плечо.

— Какой номер? — требовательно спросил он.

— В-вот, — прошептала она, указывая на оторванную выше локтя руку, на запястье которой действительно тускло поблескивал браслет из белого металла.

— Идемте, — приказал он, направляя ее к выходу.

— Эта женщина нашла своего родственника, — сообщил он служащему, сидящему за столом у входа. — Фрагмент номер 42-374.

— Так Вы здесь не работаете? — глухо спросила она.

Он только покачал головой и продолжил свое путешествие среди пронумерованных фрагментов.

— Дастил! Что с тобой? — Карт сильно встряхнул сына за плечи.

— Больно… — прошептал юноша. — Так больно…

— Тебе плохо? — забеспокоился мужчина.

— Н-нет… но как ты это выдержал? — Дастила немного трясло.

— Что выдержал? — удивился Карт.

— Эти… куски… и женщина плакала… нашла браслет на оторванной руке…

— Откуда ты знаешь? — тихо спросил его отец.

— Ты же не умеешь закрываться. Ты вспомнил это и невольно передал воспоминание мне…

— Тогда мне нужно научиться закрываться, — Карт поднялся на ноги, отвернулся и отошел к кромке воды.

— Подожди! — Дастил догнал его. — Ты сказал, что ты виноват… но отец, получается, я виноват не меньше! Я ведь специально назвал ложное имя в списках выживших… чтобы ты не нашел меня. А ситхи учили меня, что в боли и ненависти скрыта сила — и я старался ненавидеть тебя все это время… Но никто не сказал, что не только в этом можно найти источник силы. Что в любви и прощении он тоже есть…

— Мы оба напортачили, — вздохнул Карт. — Значит, квиты, так?

— Так, — улыбнулся сын. — Все-таки здорово, что мы встретились.

— Конечно, здорово, — согласился мужчина, взъерошив короткие волосы на затылке Дастила. Он не стал добавлять, что фактически обе встречи были организованы Реван. Да и нужны сейчас были слова…

Сияние зеленого меча Дастила бросало блики на воду и смешивалось с голубыми отблесками второго меча.

— Теперь я понимаю, почему джедаи обучают только детей… Твои прошлые навыки мешают открыться Силе.

— А что плохого в моих прошлых навыках? Они, между прочим, не раз и не два спасали мне жизнь.

— В них все хорошо. Ты угадываешь действия противника по глазам. Но если твоим соперником станет джедай — или ситх, — ты проиграешь.

— Почему? Они могут использовать на мне свои трюки? Вроде толчка или паралича?

— Не только. Джедай даже с закрытыми глазами может угадать действие противника. Никакое зримое движение тела не даст такого результата, ведь движение мысли всегда быстрее. Поэтому реакция джедая мгновенная, даже опережающая. Фактически, он знает, куда ты ударишь, даже раньше, чем ты сам. Джедай использует Силу для того, чтобы предвидеть следующие шаги противника. И, кстати, джедай использует Силу, чтобы закрыть свой разум.

— Хм. А я считал, что быстрая реакция джедая — это своего рода предвидение будущего на долю секунды вперед.

— Это тоже верно, но читать противника, опираться на его мысли, а не только на свой контакт с Силой, легче. С этого начинают. Мастер, обучающий новичка, не закрывается. Чтобы научиться драться с джедаем, сначала нужно научиться драться с обычным противником при помощи джедайских методик. Попробуем еще раз?

— Конечно.

— Тогда ты должен закрыть глаза и постараться отключиться от происходящего.

— А есть какие-нибудь мысли по поводу того, как мне это сделать?

— Думай о Реван.

— Не самая вдохновляющая тема…

— Зато сильная. Думай о ней. И закрой глаза.

— Хорошо, хорошо…

Карт послушно закрыл глаза. Ему не нужно было специально думать о Реван. Эта мысль была с ним всегда — Реван внутри него, Реван, где-то планирующая сейчас атаку на Республику, Реван, заставившая его забыть все, оставить все, Реван, такая сильная, но не устоявшая против Темной стороны, Реван… Реван, которой он нужен только для того, чтобы убить в себе все то, что он в ней любит.

— Эй, эй! Ты меня по-настоящему убивать собрался? — голос сына прорвал пелену воспоминаний.

Карт открыл глаза. Взмыленный Дастил тяжело дышал, стоя по колено в воде. И как он туда попал? Дыхание самого Карта было глубоким и ровным, но вот как он тоже оказался в этом озере, оставалось загадкой.

— Ты хоть осознавал, что делаешь? — юноша выбрался на траву и стянул сапог, чтобы вылить из него воду.

— А что я делал? Закрыл глаза и думал о Реван, как ты и сказал.

— Ссситх, — пораженно выдохнул Дастил. — Да ты действительно не ведал, что творил…

— А что я творил? — насторожился мужчина.

— Гонял меня, как сумасшедший, по всей площадке, а напоследок загнал в озеро. Десять минут.

— Великолепно, — пробормотал Карт. — Теперь бы еще научиться делать это осознанно…


Глава 10

— Учитель! Это немудро с твоей стороны! Захват Кореллии требует присутствия одной из нас вместе с флотом! Ты могла бы корректировать действия военных, а я применила бы Боевую Медитацию… Почему ты…

— Бастила, — Реван остановилась посреди коридора. — Ты говорила, что веришь в меня.

— Верю, учитель, но…

— Ага, уже но, — глаза Темной Леди опасно сверкнули. — Вообще-то, я не обязана отдавать тебе отчет в своих действиях. Ты нужна мне здесь. Я должна быть здесь. Точка.

— Как скажете, учитель, — лицо Бастилы окаменело.

— Я скажу тебе, — смягчилась Реван. — Зайди вечером ко мне в комнату.

Бастила остановилась, не дойдя до комнаты своей наставницы пару десятков шагов. Кажется, Реван была не одна, и настроение ее оставляло желать много лучшего.

— А с кем я, по-твоему, не спала?! Это уж слишком! — чтобы довести уравновешенную Темную Леди до крика, нужно было сильно постараться. У Кандероса, похоже, получилось. — Да, ты забыл, с Джоли я тоже спала! И с Заальбаром! И с дроидами развлекалась! А с Малаком и подавно! Вот как нашла его здесь, сразу и начала! А потом откусила ему голову!

Ответа Бастила не разобрала. А потом дверь в каюту открылась, и опять заговорила Реван. Тихо.

— Вот что, дружочек. Выметайся-ка ты отсюда. И не возвращайся. Твоя каюта, вроде бы, вполне удобная и комфортная. И будь проклят тот день, когда я пустила тебя к себе в постель.

— Ты передумаешь, — глухо ответил Кандерос. — Я нужен тебе, чтобы ты могла почувствовать себя живой.

Мандалорианец вышел в коридор и, даже не взглянув на Бастилу, стремительно скрылся за углом.

— Мне никто не нужен, — Реван устало прислонилась к косяку и посмотрела на ученицу. — Совсем-совсем никто… Заходи.

— Жив? Жив?! Но… как? Зачем?

— Вот последний вопрос мне нравится, — удовлетворенно кивнула Темная Леди. — Зачем. С его помощью я рассчитываю полностью избавиться от пережитков джедайского прошлого. Представь: он придет и будет уговаривать меня вернуться на Светлую сторону.

— Получится интересный диалог, — усмехнулась Бастила.

— Точно. Никакой аргумент не будет достаточно весомым, я уверена. И тогда я действительно убью его.

— А почему ты не сделала этого в прошлый раз?

— Я чувствовала, что Лина Рессон еще жива. Но теперь… теперь все будет по-другому.

«Посмотрим», — отозвался кто-то внутри нее голосом Карта. И тебя я тоже убью, огрызнулась Реван.

— А зачем тебе я? — не поняла ученица.

— Думаю, с ним будет его сын. Вот ты мальчика и отвлечешь. Можно со смертельным исходом. Хотя, попробуй оставить его в живых до того момента, как я убью отца. Может, перетянем его на свою сторону.

— Будет забавно, — задумалась Бастила. — Сколько нам их еще ждать?

— Не больше недели. Уже скоро.


Глава 11

«Эбеновый Ястреб» мягко опустился на белый песок пляжа. Карт заглушил двигатели и перевел все системы в режим ожидания.

— Пошли? — Дастил поднялся из кресла второго пилота и вопросительно взглянул на отца, оставшегося сидеть. — Нас пропустили без вопросов, значит, знают о нашем появлении.

— Сейчас, — Карт глубоко вдохнул и выдохнул.

— Нервничаешь, отец? — улыбнулся юноша. -У меня такое состояние бывало перед экзаменами.

— Пожалуй, это самый главный экзамен в моей жизни, — вздохнул мужчина, поднимаясь, наконец, на ноги. — Хотя я думал, что хуже выпускного испытания в военной академии ничего быть не может. А вот поди ж ты…

— Ты хоть знаешь, что скажешь ей?

— Знаю.

Двое с лазерными мечами на поясе спустились с трапа корабля. Солнце уже клонилось к закату, но было все еще жарко. Прозрачная вода, на глубине становившаяся пронзительно голубой, лениво лизала песок.

Утоптанная тропинка вела вверх по склону, пальмы склонили зеленые султаны листьев, кивая путешественникам.

— Видишь? — Карт указал на верхушку Храма, видневшуюся из-за холма. — Нам туда.

Площадка перед Храмом, окруженная обветренными и частично поваленными каменными столбами, была на первый взгляд безлюдна. Пока из тени одного из столбов навстречу прибывшим не шагнула тоненькая девичья фигурка.

— Настоящие джентльмены не заставляют дам ждать. Поздравляю, господа, вы джентльмены.

— Здравствуй, Бастила, — сдержанно поздоровался Карт.

— Привет, — девушка усмехнулась. — И не смотри на меня так жалостливо. Прибереги свою жалость для себя.

— Где Реван?

— Реван там, — Бастила кивком указала на верхушку Храма. — Но ты пойдешь туда один. Мальчику придется остаться со мной. Небольшая фехтовальная практика…

Ярко-красный клинок с шипением вышел из рукояти ее двойного лазерного меча.

— Этого следовало ожидать, — кивнул Дастил. — Я готов. Отец, удачи тебе.

— Тебе удачи, сын, — Карт коснулся рукой его плеча, а потом, не оборачиваясь, скрылся внутри Храма.

— Ну что, дружок, потанцуем? — ласково улыбнулась Бастила, делая
пробный выпад.

Реван ждала, сидя на каменном парапете. При виде Карта она поднялась на ноги, сняла плащ и привычным жестом перекинула длинные, собранные в косу волосы с плеча на спину.

— Я же просила тебя по-хорошему: не возвращайся.

— Я помню, — без улыбки ответил он. — Но ты же знала, что я все равно найду тебя.

— Собственно, я жду этого события с того момента, как «Ястреб» покинул ангар Звездной Кузницы.

— Вот и сбылось, — задумчиво кивнул мужчина, вглядываясь в предзакатное марево над океаном.

— Ну? — оборвала его Реван. — Начинай.

— Что начинать?

— Переубеждать меня. Насколько я понимаю, иного повода придти сюда у тебя нет.

— Знаешь, Лина…

— Реван.

— Лина. Я подумал…

— … тебе понравилось, и ты еще подумал?

— Чего ты добиваешься своими глупыми шутками? Пытаешься себя завести?

— Не твоего ума дело. Продолжай.

— Пожалуйста. Я подумал и решил, что вернуть тебя на Светлую сторону мне вряд ли удастся.

— Гениально! — восхитилась Реван. — А зачем ты здесь? Выбрал самый экзотический способ самоубийства?

— Нет. Но я хочу сделать то, за что ты поблагодарила бы меня, если бы мыслила так, как раньше.

— Интересно, что же?

— Даже рискну утверждать, что в сложившихся обстоятельствах не только ты скажешь мне спасибо.

— Как увлекательно!

— Я убью тебя, Лина.

— Что?! — Реван нервно расхохоталась. — Ничего менее бредового ты придумать не мог?

— Нет.

— Как ты вообще собираешься это сделать? — ситх продолжала смеяться, остановиться ей не удавалось. — Да у тебя даже меча с собой нет!

— Есть, — возразил Карт и достал из кармана на предплечье металлический цилиндр с несколькими кнопками. — Твое наследство, так сказать.

— Я поражаюсь тебе, Карт, — покачала головой Темная Леди. — У тебя от жизненных злоключений совсем съехала крыша. Мало того, ты и сына своего к этому приплел…

— Кстати, спасибо, что отпустила его. Начнем?

Через секунду яркий голубой клинок описал плавную дугу и встретил на своем пути другой меч — красный.

Бастила сделала шаг назад и крутанула перед собой двойной лазерный меч. Краем глаза на верхушке Храма она заметила какую-то вспышку. Через секунду блик опять хлестнул ее по глазам. Девушка подняла голову и замерла. Там, высоко над землей, две темные фигуры сошлись в настоящем танце смерти — завораживающем, рискованном, неотвратимом. Два клинка соединялись, порождая новые всплески света, и вновь расходились, чтобы встретиться спустя мгновение. Два клинка — двойной красный и голубой.

— Он что, в рукаве джедая приволок туда? — потрясенно пробормотала ученица ситха.

— Он сам джедай, — рассеянно отозвался Дастил, до рези в глазах всматриваясь в картину битвы.

Карту не нужно было закрывать глаза, чтобы думать о ней. Ее лицо было перед ним — напряженное, искаженное. Ему вообще не нужно было думать — только держаться, столько, сколько получится. Еще минуту, и еще одну. И полминуты потом. И еще столько же — пока все это не закончится.

Реван отступила назад и опустила меч.

— Идиотизм какой-то! — почти жалобно сказала она. — Ничего не понимаю! Карт, это ты?

— Я, Лина, — подтвердил он.

На этот раз Темная Леди даже не обратила внимания на то, что он «перепутал» имя.

— Но с тобой Сила!

— Эта Сила во мне от тебя. Ты отдала ее тогда, когда спасла меня на Звездной Кузнице.

— Так не бывает! — яростно замотала головой Реван.

— Не бывает, — спокойно согласился Карт. — Но так есть. И этой Силой мы связаны с тобой.

— Не пори чушь! Как мы можем быть связаны?

— Например, мы видим одни и те же сны. И в последний раз ты спасла меня — сама от себя. Ты была далеко от меня, но я часто слышал твой голос… и почти уверен, что ты слышала мой, Лина.

— Не Лина! Реван! Мое имя — Реван!

— Нет.

— Нет?

— Нет. Твое имя — Лина Рессон. И ты очень зла на весь мир за то, что тебя обманули и отняли твое прошлое — каким бы оно ни было. Реван мертва — с того момента, как Дарт Малак приказал обстрелять корабль собственного учителя, и залп турболазера угодил в мостик.

— Ты ничего не знаешь!

— Ладно, предположим. Скажи мне… Реван. Как звали твоего учителя?

— Мастер Жар.

— Нет, милая, это учитель Лины Рессон. А как звали учителя Реван?

— Не… не помню…

— Вот видишь. Сменить Лину на Реван настолько же невозможно, насколько невозможно сменить Реван на Лину. Сначала была Реван, а теперь есть Лина. Вот и все.

Реван застыла, все сильнее сжимая эфес лазерного меча. Перед ней стоял человек, который знал о ней что-то, чего не знала она. Человек, который повторял слово в слово ее невысказанные мысли. Человек, который использовал ее Силу. Человек, который… любил ее?

— Помнишь, я говорил тебе, что не одобряю методы джедаев, которые сначала сделают из тебя врага, а потом примут, как друга?

— Да.

— Я и сейчас так думаю. И представляю, как ты зла оттого, что эти благостные мудрые защитники справедливости обманули тебя. Оттого, что они сделали с той, кем ты была. Но Лина, тебе ведь не обязательно прощать их, чтобы быть собой. И не обязательно делать злость на них главной целью и средством своей жизни, чтобы быть собой.

— Карт… почему ты не пришел раньше? На месяц, на неделю, на день? Почему?

— Я всегда был рядом с тобой. И буду, даже если сейчас ты убьешь меня. Ты сама не хотела слушать…

— Да, не хотела… а теперь поздно. Флот, армия, станция, война… я не смогу остановить их.

— Ты сможешь. Ты сможешь все, что захочешь, — он тепло улыбнулся и сделал шаг к ней. — Ты ведь умница, Лина…

Лина Рессон подняла глаза на человека, стоящего напротив нее. И шагнула ему навстречу.

Металлический эфес двойного лазерного меча глухо ударился о старинные каменные плиты…

Увы, хорошей фехтовальной практики не получилось. С того момента, как Бастила впервые увидела зарницы на верхушке Храма, оба они — и она, и Дастил — стояли неподвижно, стараясь понять, что же происходит там, наверху. Напряженно ловили они каждое движение Силы, и потому одновременно почувствовали резкий толчок. Невидимый вихрь Темной силы поднимался к небесам и растворялся в вечерней голубизне. И оба соперника сразу поняли, что же случилось.

— Молодец, папа, — кивнул Дастил своим мыслям.

Рядом с ним кипел вихрь несдерживаемых эмоций — ненависть, ярость, горе, обида…

— Реван! — пронзительно крикнула Бастила. — Реван!! Неееет!!!

Крик отразился от древних стен, эхо отозвалось среди каменных столбов. А потом все стихло.

— Они не услышат тебя, — тихо сказал ей юноша. — И идти туда не стоит. Все равно рано или поздно они спустятся.

— Ты хочешь сказать, деточка, что проигрывать следует с достоинством? — желчно усмехнулась ученица ситха.

Дастил ничего не ответил.

Бастила опустилась на колени, сложила руки на рукояти меча и закрыла глаза.

Двое стояли на вершине Великого Храма ракатан, тесно прижавшись друг к другу, обессиленные тем вихрем Силы, который они сами вызвали. Карт аккуратно коснулся ладонью слегка волнистых волос Лины, которые расплелись во время драки и теперь свободно спадали с плеч.

— Отойди от нее!

Резкий окрик разорвал тишину, окутывавшую их. Из-под арки, скрывавшей лестницу вниз, появился Кандерос. В его руке тихо жужжал обнаженный виброклинок.

— Убери от нее свои жалкие руки! Она моя женщина!

— Я своя собственная, Кандерос! — резко поправила его Лина.

— Это ты так думаешь! Думаешь, спала со мной, а теперь сбежишь с каким-то недоноском?

— Спала с тобой? — переспросил Карт.

— А, Реван, ты не сказала об этом своему ручному педику? Да, прааативный, она спала со мной! И при этом пищала от удовольствия! А твою физиономию сейчас украсит хорошенький шрам.

Мандалорианец замахнулся мечом, но его соперник легко ушел с линии удара.

— Карт, — Лина дотронулась до его руки. Мужчина досадливо повел плечом, сбрасывая ее ладонь.

Женщина почти физически чувствовала, как чисто человеческие ревность и обида с легкостью прорывают наспех возведенные барьеры джедайского самоконтроля. Темная сила, затаившаяся было в древних камнях и рассеянная в атмосфере, снова нашла, где сфокусироваться.

Кандерос, отброшенный невидимым кулаком, тяжело ударился о стену.

— Педик, говоришь? — сдавленным от ненависти голосом переспросил Карт. — Ну что ж… зато педик с лазерным мечом.

Голубой сполох света хлестнул мандалорианца по глазам.

— Что, ударишь меня? — хрипло бросил Кандерос.

Его противник не ответил. Он просто занес меч над головой наемника.

Кажущаяся неподвижность мандалорианца сменилась молниеносными действиями. Виброклинок вылетел из его руки, бешено вращаясь, сам Кандерос откатился в сторону, выхватывая бластер из кобуры на бедре. Карт опять уклонился от свистящего лезвия, но Лине, пытавшейся встать между ними, повезло меньше. Меч распорол ее правое плечо, темная туника мгновенно пропиталась кровью. Женщина вскинула левую руку к ране и тяжело осела на колени.

— Ты покойник, Кандерос, — прохрипел Карт, замахиваясь мечом.

— Сейчас разберемся, кто покойник, — рыкнул мандалорианец, поднимая с каменного пола виброклинок и вставая на ноги.

Сила ураганом бушевала над верхушкой Храма.

— Что это? Что там происходит?! — Бастила вскочила, кусая губы. — Кто?..

— Нет… Нет, ну не может быть! — горестно прошептал Дастил. — Чушь какая-то!

Мгновением позже молодая женщина тоже поняла, что случилось, и истерически расхохоталась.

— Ну вы даете, — простонала она. — Ну твой папаша выкинул номер! Это ж надо!

Дастил рванулся к дверям Храма, но тут же резко затормозил, когда дорогу ему перекрыл красный лазерный клинок.

— А вот и нет, — хищно улыбнулась ученица ситха. — Рано или поздно они сами спустятся, помнишь?

Карт не ощущал больше ничего, кроме ярости. Мир с обманчивой медлительностью заволакивала красная пелена, сквозь которую прорывался только назойливый припев пытавшегося протестовать рассудка: «Нет эмоций, только спокойствие…» Сейчас эти слова казались какой-то несмешной шуткой, привязавшейся к затуманенному сознанию.

«Мир — это ложь…» а это откуда? Память, как будто независимая от рвущего мышцы в немыслимых усилиях тела, услужливо подсказала: эти слова он слышал, когда мастер Утар рассказывал Реван Кодекс Ситхов. «Могущество принесет мне победу, победа принесет мне свободу, мои цепи будут разорваны. Сила освободит меня…»

Гром грянул над серыми камнями Великого Храма. С пальцев Карта легко сорвалась молния и ударила в грудь его соперника. Мандалорианец пошатнулся, выдохнул какое-то ругательство и снова ринулся в атаку. Когда лазерный меч и виброклинок встречались, они высекали сноп искр.

Вспышка, удар, поворот, еще удар, вспышка… «Ты ранил ее. Ты посмел дотронуться до нее. Ты умрешь». На простой вопрос «А что потом?» гаснущего рассудка уже не хватило. А вот тело с каждым ударом, казалось, становилось сильнее. Кандерос вынужден был отступать, шаг за шагом, удар за ударом. И в конце концов у него не осталось места для следующего шага назад — только пустота, а тридцатью стандартными метрами ниже — сухая трава возле каменного подножия Храма.

Мандалорианец зашатался, пытаясь удержать равновесие. Карт почувствовал, как электрические разряды жалят пальцы, и бездумно поднял руку, готовую исторгнуть еще одну молнию. В этот момент его запястье оплели сильные пальцы.

Лина Рессон оттолкнула Карта и, невежливо схватив Кандероса за ворот куртки, оттащила наемника от края.

— Гаморреанцы тупые! — женщина яростно сверкнула глазами на обоих. — Вроде и не по восемнадцать лет уже, а гормоны как в мозги ударят, так они и атрофируются! Мужики!

— Лина…

— Реван…

Недавние противники хором начали свои монологи предположительно оправдательного содержания и так же хором замолчали.

— Правильно, помолчите, — Лина присела на парапет, растирая поврежденное плечо. Рана уже затянулась, исцеленная Силой, но разрез на тунике, кровь, боль и усталость остались. — Лучше дайте мне сказать.

Она посмотрела на тяжело дышащего мандалорианца.

— Кандерос, я, кажется, поняла природу твоего влечения ко мне. Ты обвинял меня в том, что я использую Силу, я это отрицала… но, похоже, ты был прав. Извинением мне может служить только то, что я делала это неосознанно. Мне просто был нужен… кто-то. Но теперь ты свободен от своей страсти.

— Это значит «выметайся»? — ухмыльнулся Кандерос.

— Нет, скорее, это значит «прости меня».

— Пожалуй что прощу, Реван, — кивнул наемник. — По крайней мере, ни одна женщина не сможет больше сделать со мной такого. Но наши пути должны разойтись. Здесь и сейчас.

— Надеюсь, ты найдешь то, что ищешь, Кандерос, — вздохнула Лина. — Или найдешь, что искать.

— Постараюсь, — пообещал мандалорианец. — А сейчас я отыщу в Храме местечко потише и подожду, пока вы не уйдете. Прощайте.

Кандерос сунул виброклинок в ножны и исчез за поворотом лестницы, ведущей вниз.

Лина обернулась к Карту. Тот упорно смотрел в сторону. Женщина провела рукой по его спутанным, мокрым от пота волосам.

— Карт, неужели ты вытащил меня с Темной стороны только для того, чтобы я сделала для тебя то же самое? Ты простил мне то, что я почти убила тебя, ты простил мне Джоли, Джухани, Миссию, Заальбара, Республику, наконец… Неужели настолько сложно простить это?

— Гораздо сложнее, чем ты думаешь, — отозвался он. — Но я попробую.

— Только не бросай меня сейчас, ладно? — попросила Лина.

— Ну что ты, родная, — Карт, наконец, обернулся к ней и прижал ее к себе. — Я никогда тебя не брошу.

Внизу их ждали. Бастила сделала несколько торопливых шагов навстречу, всматриваясь в лицо своей наставницы.

— Учитель… значит, это все же правда. Ты оставила Темную сторону.

— Бастила…

— Ты сознаешь, что тебе уже никогда снова не стать джедаем? Они не примут тебя третий раз.

— Я знаю, — спокойно согласилась Лина. — Но мне это не нужно.

— Что ж… я понимаю, что сейчас мне не победить тебя, ни светлую, ни темную. Что теперь ты сделаешь все, чтобы разрушить то, что мы начали. Собственно, Реван, после того, как я приняла решение оставить Орден, ты была моей единственной надеждой на будущее. Теперь все рухнуло…

— Надежда есть всегда, Бастила.

— Нет. Для меня — нет. Помнишь, ты рассказывала мне про призрак Аджанты Полла в Долине Ситхских Лордов? Тогда мне было жаль его, но теперь я понимаю его отчаяние. Но я не буду стонать столетия напролет, как сделал этот слабак! Я не забьюсь в какую-нибудь дыру и не буду ждать, когда же благодетельные джедаи придут, чтобы убить меня! Не дождетесь! Зато я смогу отомстить тебе, Реван! Твоя совесть никогда не будет спокойна!

Бастила молниеносно приставила к груди свой лазерный меч и активировала его.

— Стой! — крикнули три голоса одновременно. Но поздно.

Лина перехватила рукоять лазерного меча из ослабевших пальцев бывшей ученицы и нажала книпку деактивации. Дастил подхватил легкое падающее тело и бережно опустил его на траву.

— Безнадежно? — мертвым голосом спросила женщина.

Юноша кивнул, не находя слов.

— На корабле есть взрывчатка, — тихо сказал Карт. — Нужно вырыть могилу и похоронить ее.

Тело опустили в глубокую свежую могилу, буквально за полчаса появившуюся среди пальм и экзотических цветов на берегу океана. Закапывали все вместе. Солнце уже наполовину ушло за горизонт, когда все было кончено.

— Нужно надгробие, — предложил Дастил. — Только я не вижу ничего подходящего.

— Я знаю, — вздохнула Лина.

Она сосредоточилась и закрыла глаза, призывая Силу.

— Что она делает? — обеспокоился юноша.

— То, что должно быть сделано, — ответил Карт.

Оба чувствовали мощные потоки Силы. И вдруг они увидели — невысоко над землей плыл каменный столб, по всей видимости, один из тех, что окружали площадку перед Храмом.

Столб опустился прямо на могильный холм. Лина открыла глаза, отерла испарину со лба и повернулась к Карту.

— Ты не одолжишь мне мой лазерный меч?

— Конечно, — кивнул мужчина и отцепил от пояса оружие. Только потом он повернулся к каменной глыбе и в красном закатном свете прочел шесть имен, высеченных на ней.

Лина Рессон активировала меч, широким взмахом голубого света зачеркнула два последних имени — свое и Карта, — а ниже вывела новое имя. Бастила Шан. А потом к подножию столба лег лазерный меч, принадлежащий ее бывшей ученице.

Темнеющее небо над ними перечеркнул след выхлопа маршевых двигателей небольшого космического корабля.

— Кандерос, — Лина проследила за удаляющимся суденышком, быстро превратившимся в еще одну звезду, а потом и вовсе исчезнувшим.

— Нам пора оставить позади все, что случилось, — сказал, наконец, Карт. — Но что будем делать дальше?

Почти стемнело. Ветерок, дувший с моря, стих. Какие-то ночные насекомые начинали вечерний концерт в зарослях низкого пышно цветущего кустарника.

— Республика сможет победить ситхов, если будет знать об их планах и перемещениях, — ответила Лина. — Она будет знать. Но это будет последним в череде моих предательств. Я не хочу больше воевать и спасать Галактику. Возражения есть?

Ее спутники промолчали.
продолжение следует......

@темы: KOTOR I, Бастила Шан, Карт Онаси, Мандалор/Кандерос Ордо, Реван, фикшн

   

На борту "Эбенового Ястреба"

главная