19:43 

Легенда об Избранном - 7

Sha Gojyo
А кто сказал, что будет просто?
***
Около получаса мы провели в молчании. После того, как я объяснил, почему отвечал на допросе правдиво, и Бастила согласилась с моим предположением о том, что Саул Карат заранее знал ответы на вопросы, которые задавал, особых тем для обсуждения у нас не осталось, да и наше общее физическое состояние после отключения поля пыток не способствовало легкомысленной болтовне. Бастила пыталась медитировать стоя. Курт думал о чем-то своем, и на скулах его играли желваки. Я... я просто ждал. Эмоций не осталось совсем - даже ненависти, только холодное спокойствие - и четкое видение цели перед собой.
Внезапно энергополя пыточных клеток отключились.
- Кандерусу удалось! - обрадовано вскрикнула Бастила.
Кажется, в благодарность за освобождение она была готова забыть свое давешнее раздражение на мандалорианца, свою обиду и ревность.
Со скрежетом разъехались обесточенные, открытые аварийным способом двери камеры задержки. На пороге стоял Кандерус Ордо. За его спиной толпились остальные члены команды "Эбенового Ястреба".
- Вы идете? - окликнул нас мандалорианец.
- Отличная работа, Кандерус! - восхитился Курт Онаси. - Ты освободил нас из этой ловушки! После этого для тебя должно найтись место в армии Республики, даже не смотря на то, что ты мандалорианец!
Ордо на мгновение нахмурился, потом кивнул, принимая похвалу. Было понятно, что Курт, сам участвовавший в Мандалорианской Войне, пусть и только на серединном ее этапе, высказался от чистого сердца.
- Если я правильно помню схему этого корабля, - продолжил Курт, - то наше снаряжение должно находиться в складском отсеке прямо за северной дверью. После того, как мы заберем свои вещи, нам надо будет добраться до главного моста. Оттуда осуществляется управление кораблем. Мост - единственное место, откуда мы сможем открыть шлюзы ангара, в котором находится "Эбеновый Ястреб". Нам надо открыть шлюзы и отключить притягивающий луч, иначе мы не сможем вылететь отсюда!
- Нам лучше начать двигаться, - поддержала республиканца Бастила. - Я ощущаю, что Тьма присутствия Малака приближается, и я не хочу быть здесь, когда он появиться. Ни одному из нас не сравниться с Лордом Ситхов!
Я не был согласен с последним утверждением, однако вслух протестов не высказал.
- Нам нужно выработать план, - сказал я.
- Лучше всего нам послужат неожиданность и секретность, - предположила Бастила. - У небольшой группы будет больше шансов пробраться к мосту незамеченными, пока остальные будут пробивать себе путь к "Эбеновому Ястребу".
Курт без раздумий принял план Бастилы:
- Рассчитывайте на меня! Я должен разобраться с адмиралом прежде, чем мы покинем корабль, и у меня есть ощущение, что я найду его на мостике "Левиафана"!
Сам я был не до конца уверен, что хочу смерти Саула Карата. По крайней мере, я не хотел убивать его до тех пор, пока не получу ответов на некоторые свои вопросы. Оставить Курта без присмотра?.. Ну уж нет! Этот мститель, пожалуй, порушит все мои планы.
- Я присоединяюсь, - сказал я.
- Это хорошая мысль, - одобрила наши решения Бастила. - Остальные смогут сами добраться до "Эбенового Ястреба", но Курту и мне может потребоваться твоя помощь.
Значит, она тоже решила идти к мостику. Впрочем, кто бы сомневался, что джедайка не захочет оказаться вдалеке от центра событий...
- Вы ведь найдете без нас способ разобраться с охраной ангара? - Бастила вопросительно взглянула сначала на Джоли Биндо, потом на Юхани.
Вместо них ответил Кандерус Ордо:
- Идите, и не беспокойтесь об этом. Я знаю, как разделаться с охраной. Они даже не поймут, что их убило!
"Если Кандерус поведет вторую группу, мы можем не опасаться провала", - подумал я, не ко времени задаваясь праздным вопросом, давно интересовавшим меня: каким образом, интересно, тяжело бронированные мандалорианские воины умудряются виртуозно уходить в невидимость и неожиданно появляться из нее?.. Где их генераторы невидимости находятся? Точно, не в броне - мне приходилось это проверять когда-то. Возможно, это какие-то дополнительные импланты, вживляемые с рождения всем мандалорианцам поголовно?.. Это многое бы объяснило.
- Ладно! - подвела итог разговору Бастила. - Мы встретимся с вами, как только откроем двери стыковочного отсека. Просто убедитесь, что "Ястреб" готов к полету, когда попадете в ангар. И да пребудет с вами Сила!
Джоли Биндо и Юхани отозвались аналогичными напутствиями, и мне ничего не оставалось, как поддержать их.
...В конце концов, джедаи ведь не уточняли, какая сторона Силы должна нас поддерживать!..
Наша команда разделилась. Я, Курт и Бастила направились на командную палубу: нам нужно было отключить луч захвата и открыть двери ангара, чтобы "Эбеновый Ястреб" смог взлететь. Остальных Кандерус повел на штурм ангара.
...Короткие бои. Быстрый осмотр помещений.
Когда мы добрались до цели своего пути, оказалось, что вход на мост заблокирован. Я попытался припомнить, каким еще путем, помимо очевидного, можно попасть на мостик "Левиафана". На прямые запросы дремлющая память отзывалась плохо - точнее, не отзывалась вообще. Бросив бесполезные попытки вспомнить, я предложил своим спутником заново внимательнее осмотреть уже зачищенные помещения. Вскоре мы обнаружили скафандры для выхода в открытый космос и догадались, что где-то рядом должен располагаться шлюз.
До мостика мы добрались по внешней эстакаде, тянувшейся вдоль всей командной палубы. Схватка в предбаннике замедлила наше продвижение вперед не больше, чем на полминуты, и вот - мы уже поднимаемся к мосту.
Саберы у нас с Бастилой и бластерные пистолеты Курта наготове. Включаем дуэльные энергощиты. И открываем дверь на мостик.
...Я был готов к тому, что вид мостика "Левиафана" может единомоментно пробудить к жизни десятки моих подавленных воспоминаний. Так оно и произошло. Только вот я не ожидал, что воспоминания хлынут в мое сознание с такой силой - вихрь, шквал. Я не видел перед собой ни солдат в белой броне, ни офицеров в серой форме, ни фигуры адмирала Карата, стоявшего далеко впереди передо мной - я видел сновавшие туда-сюда тени людей, одетых в республиканскую форму, Малака в черно-желтой броне, о чем-то яростно спорящего возле голографической карты Галактики с Сионом и Нигилусом, подошедшего ко мне с каким-то докладом офицера - его лицо передо мной крупным планом, когда я отворачиваюсь от обзорного окна, Эттона, с ногами забравшегося на приступку все того же обзорного окна и уткнувшегося носом в транспаристил - Эттона-мальчишку, а не юношу, которым он стал теперь, и того же адмирала Карата, но только более молодого, чем сейчас, и одетого не в ситхский, а в республиканский мундир, что-то говорящего мне, мимолетно улыбающегося с дружелюбием и симпатией - сотни, тысячи объемных картинок, рваных эпизодов, происходивших когда-то на мостике "Левиафана", в долю секунды промелькнули передо мной. Только многолетняя тренировка самоконтроля спасла меня от того, чтобы ухнуть в бездну прошлого, начисто позабыв о том, что происходит здесь и сейчас.
Чуть замешкавшись, я переступил порог.
- Очень умно, - Саул Карат явно ожидал нашего прихода. - Я полагал, что ты имеешь какое-то отношение к поднявшемуся шуму, Курт. Ты оказался способным учеником.
- Единственная вещь, которой ты научил меня, Саул, это предательство и смерть! - выкрикнул Онаси, потрясая кулаками.
...Да уж, очень умно!..
- Не будь дураком, - осадил республиканца адмирал ситхской армады. - Я даю тебе и твоим друзьям шанс бежать. Шанс остаться в живых. Сам Дарт Малак должен прибыть сюда. Он будет здесь очень скоро.
...Что?!..
Я вцепился взглядом в лицо Саула Карата.
"Даю вам шанс бежать"... О чем он говорит?.. Решил теперь отступиться от Малака также, как когда-то отступился от меня?.. С чего вдруг? Я, конечно, верю в собственное обаяние, но ведь не настолько же оно сильно, чтобы Саул рискнул своей жизнью... А он не может не понимать: Малак не простит ему, если мы уйдем живыми с "Левиафана"!
Я всмотрелся в лица двух форсъюзеров, частично скрытые темной материей вуалей униформ выпускников коррибанской Академии. Эти двое, в расслабленных позах стоявшие по бокам адмирала, были абсолютно спокойны. Казалось, что их ни сколько не волнует то, что происходит вокруг. Они были бы напряжены, по меньшей мере, если бы принимали слова Саула Карата о предательстве их Лорда всерьез.
"Да он же просто тянет время!" - осенило меня.
Надо заткнуть фонтан словоизлияний - и быстро!
- Он говорит правду, Курт, - вмешалась Бастила. - Я чувствую приближение Темного Лорда.
- Лорд Малак уничтожит тебя, - продолжил говорить адмирал, - но если ты сейчас бросишь оружие, я попрошу господина быть милосердным...
Во мне скапливалась злость. Эти двое были так заняты друг другом, что у меня не было возможности вставить даже словечко. Саул Карат напрочь игнорировал меня.
- Знаю я милосердие ситхов! - хмыкнул Онаси.
- Ты всегда выбирал самый трудный путь, Курт, - покачал головой адмирал. - Милорд предпочел бы увидеть живых пленников, но трупы ему тоже подойдут.
Оба дарксайдера, охранявшие Саула Карата, активировали мечи прежде, чем он договорил. Солдаты и офицеры открыли пальбу, отстав от них лишь на мгновение.
Мысленно посетовав, что гнет амнезии позволяет мне помнить лишь основы боевого стиля Ниман, который оказался бы сейчас очень кстати, я призвал молнии Силы, чтобы рассеять толпу. Курт уже палил с двух рук, прижавшись спиной к косяку двери. Бастила, окружив себя защитной аурой Силой, описывала вокруг меня полукруг, добивая корчащихся под молниями противников. Удачно применив удержание Силой на телохранителей-форсъюзеров, она дала мне возможность покончить с ними, не сходясь в рукопашной. Когда большая часть офицеров и охраны была мертва, мы все втроем устремились к адмиралу.
Догоняющие нас бластерные разряды. Взмахи мечей, отбивающие выстрелы. Саул Карат прямо передо мной. Прежде чем Курт успел затормозить после пробежки и прицелиться, я с разбегу - замаху придало скорость незаконченное движение - нанизал тело адмирала на меч. Выдернул клинок и отступил. Одного удара было достаточно.
...Ох, Саул!..
Адмирал согнулся пополам, выронив бластер, и медленно осел на пол. Его тело изломала судорога агонии, черты лица исказились, пальцы вытянутой перед собой в непонятном жесте руки скрючились.
- Курт! - кашляя, позвал он. - Курт...
- Адмирал? - удивилась подоспевшая Бастила. - Он все еще жив!
- Время покончить с ним, - сухо отозвался республиканец.
- Забудь о нем, Курт! - сказал я резко и воззвал к его разуму: - Нам надо выбираться отсюда, пока здесь не объявился Малак!
...Все-таки я не хотел смерти Саула. Слишком многое для меня оставалось неясным...
- Разве ты не понимаешь, что этот человек сделал с моей жизнью?! - взвинтился Онаси. - Разве ты не знаешь, какую боль он причинил мне?!
- Его смерть не уменьшит твою боль, Курт, - сказал Бастила. - Не становись тем, кого сам презираешь!
Джедайская мудрость сейчас была бессильна утишить эмоции республиканца.
- Курт, - снова позвал умирающий, - я должен сказать тебе... - Он закашлялся. - Должен сказать тебе кое-что... Подойди ближе...
У меня возникло дурное предчувствие, что именно собирается сказать Саул Карат своему бывшему ученику, каким именно образом он хочет отравить Курту Онаси сладостный миг победы и отмщения, но я не двинулся с места, от бессильной ярости прикусив до крови нижнюю губу.
...Что я мог сделать? Не хватать же Курта за грудки и не тащить его прочь, на глазах у джедайки! У меня не было ни одного мало-мальски достойного повода, чтобы предотвратить предсмертную откровенность Саула Карата!..
Курт подошел и опустился на колени возле умирающего адмирала. Тот заговорил шепотом, поминутно заходясь кровавым кашлем. Видимо, у него было повреждено легкое.
- Ты ведь не знал, не так ли?.. - расслышал я, решившись подойти на шаг ближе. - Помни мои последние слова! Всегда помни их... всегда, когда смотришь на тех, кого ты считал своими друзьями!
И Саул Карат захохотал, захлебываясь кровью и харкая ею.
Эта вспышка мрачного веселья отняла у него остатки сил. Тело сломал последний спазм, и адмирал ситхской армады умер.
Курт на несколько мгновений, как будто в ступоре, застыл над мертвым телом. Потом резким движением поднялся на ноги.
- Он мертв, - проговорил Курт потерянно. - Он сказал... Это ведь не правда, да?.. Нет! Нет... нет - не может быть! Будь ты проклят, Саул! Будь ты проклят!
- Что он сказал, Курт? - спросил я со всей возможной мягкостью, одновременно холодея в душе.
Республиканец проигнорировал мой вопрос и развернулся в Бастиле.
- Бастила, это правда, да? И... и ты знала! - гневно выкрикнул он. - Ты и весь этот ситхов Совет Джедаев!.. Ты всегда знала об этом!
- Курт, это не то, что ты думаешь, - и голосом, и словами попыталась успокоить его джедайка. - У нас не было выбора! Пожалуйста, ты не понимаешь...
- Так помоги мне понять!
Наверное, мне следовало вмешаться, но я молчал.
- Не здесь, Курт. Пожалуйста! - твердила джедайка. - Пожалуйста... у нас нет времени! Малак приближается. Это не подходящее место... Пожалуйста, Курт, я прошу тебя поверить мне. Подожди еще немного, и я все объясню!
- Она права, Курт, - я все-таки вмешался, не менее четко, чем Бастила, чувствуя приближение своего бывшего ученика. - Не время! Давай обсудим все, когда убежим...
Республиканец и на этот раз проигнорировал мою реплику. Он неотрывно смотрел на джедайку.
Потом плечи его поникли, блеск ушел из глаз, и он сдался:
- Я поверю тебе, Бастила... Но, как только мы выберемся с этого корабля, я хочу услышать ответы на все мои вопросы.
- Конечно, Курт, - тут же кивнула девушка. - Как только мы доберемся до "Эбенового Ястреба", я все объясню тебе... - Тут она искоса взглянула на меня и поправилась: - Вам обоим. Я обещаю!
Придя к временному согласию, мы занялись делом. Надо было открыть шлюзы ангара "Левиафана", ведь, прежде всего, именно за этим мы и пришли на мостик.

***
Когда мы спустились на уровень подсобных помещений, минуя которые можно было попасть к ангару, на комлинк поступил вызов от Кандеруса Ордо.
- Мы разобрались с охраной, - сообщил мандалорианец. - И мы уже на борту "Эбенового Ястреба". Все системы работают нормально. Как только вы, ребята, будете тут, мы сможем взлететь.
Я подтвердил, что сообщение принято.
Мы продвигались вперед бегом, спеша побыстрее покинуть корабль.
Я раз за разом задавал самому себе вопрос: "А хочу ли я убегать? Или хочу остаться и дождаться встречи с Малаком?.."
С одной стороны, желание увидеть предателя-ученика, заглянуть ему в глаза, задать накипевшие на душе вопросы и окончательно разрешить наше противостояние его или моей смертью, было во мне очень сильно. Но с другой стороны чувство самосохранения подсказывало: "Уходи. Завершать конфликт еще рано". В спор с чувством самосохранения вступала истинно ситхская паранойя: "А не джедаи ли мне внушили этот страх, это неверие в собственные силы? Они ведь хотят в первую очередь добраться до Звездной Кузни, и лишь во вторую очередь им нужна смерть Малака... Что если при конструировании моей новой личности, личности Таана Рейна, они попытались вложить мне в мозги не только лояльность к Республике и Ордену, но и целевые установки, и приоритет целей?" Паранойю изгонял рационалистический подход, адекватная самооценка: "Я еще не восстановил всех своих былых возможностей. Даже память еще ко мне вернулась не полностью. Нет, Малаку я сейчас не противник, ведь кому, как не мне, знать широту спектра его сил и способностей!" Я спорил сам с собой и бежал дальше.
На пути к ангару мы не встречали серьезного сопротивления. Так... пара-тройка мелких разрозненных групп противника.
...Близость знакомого присутствия в Силе я ощутил раньше, чем Бастила, охнув, сдавленно прошептала что-то о "надвинувшейся Тьме". Мгновение спустя металлические двери впереди по коридору разъехались в стороны, и сквозь образовавшийся проход нам навстречу вышел Малак.
Он направился к нам неторопливой походкой хищного зверя, прекрасно знающего, что его обед никуда теперь от него не ускользнет. В свете красных ламп коридора его алые одежды казались более темными - цвета свернувшейся крови. Мой взгляд приковала к себе его нижняя металлическая челюсть; у меня почему-то болезненно заныло в груди, ведь совсем недавно в своих воспоминаниях я видел его лицо непокалеченным, неповрежденным.
Я мог ожидать появления нового вихря воспоминаний, связанных с этим человеком. Но никаких новых воспоминаний не было. Просто на душе вдруг стало очень тоскливо. Захотелось, чтобы все происходящее обернулось сном - чтобы этой встречи никогда не было. Я сам не понимал себя. Был ли это страх? Или что-то иное?..
- Дарт Малак! - ахнула Бастила.
- Ложись! - закричал нам Курт.
Онаси выхватил бластеры и принялся палить, когда Малаку оставалось до нас где-то с десяток шагов.
Мгновенно притянутый Силой в ладонь сабер, и активированный алый клинок выписывает стремительные, едва различимые глазу из-за своей скорости восьмерки. И уже в следующий миг бластеры были вырваны из рук Курта при помощи Силы.
...Он был великолепен - мой ученик, - и как учитель я не мог им не гордиться...
- Я надеюсь, ты не собираешься уходить отсюда, Бастила, - обратился он к джедайке ровным, лишенным эмоций голосом, выключая меч. - Я потратил слишком много сил, гоняясь за тобой и твоими компаньонами, чтобы дать тебе теперь так просто уйти...
Малак перевел взгляд на меня.
- Кроме всего прочего, я хотел сам проверить, правда ли это. Даже сейчас я с трудом верю своим глазам... скажи мне, почему джедаи пощадили тебя? В этом союзе ты ищешь возможность для мести?
- Наша встреча была неизбежна, Малак, - коротко ответил я.
Некоторое время он молча рассматривал меня с непонятным выражением глаз - они не были зеркальными, но и не отражалось в них никаких эмоций. Потом он снова заговорил:
- Если честно, я удивлен, что наша встреча не произошла раньше, учитывая то, насколько могущественным всегда был твой разум. Даже усилия всего Совета Джедаев не смогли удержать твое истинное лицо внутри тебя, не так ли? - Внезапно глаза его полыхнули; переход от полного покоя к пожару бушующих страстей был мгновенным. - Ты не скроешься от своей истиной сути, Реван! Признай открыто, что раньше ты был Темным Лордом, и знай, что теперь я занял твое место!
...Он считает, что я не помню себя?.. Понятно. Вероятно, узнав о том, что я жив, он провел определенное расследование обстоятельств моего превращения в Таана Рейна. Что ж... Если я хочу отомстить не только ему, но и джедаям, мне нельзя обманывать ожиданий Бастилы: пикировки и личные ссоры с ней - это одно, но в моей лояльности Ордену у нее не должно быть сомнений. Она должна пребывать в уверенности, что контролирует меня, что я не знаю больше того, что, по мнению джедаев, мне знать положено - тогда я смогу позднее использовать ее, как подручный инструмент в осуществлении моей мести...
- Я... Дарт Реван? - переспросил я негромко, опуская взгляд в пол из опасения, что Малак, знающий меня лучше любого другого существа в Галактике, разгадает мою игру. - Как такое может быть?!
- Ты не помнишь, Реван? - Малак спрашивал, но не ждал ответа. - Джедаи устроили ловушку. Они втянули нас в бой против небольшого флота Республики. Во время атаки группа рыцарей-джедаев пробралась на твой корабль. Штурмовая команда джедаев захватила тебя, и Совет использовал Силу, чтобы изменить твой разум. Они стерли твое истинное лицо и обратили тебя против твоих последователей!
В его голосе, частично искажаемом аппаратурой, заменявшей ему язык и ротовую полость, накалялся гнев.
Я не поднимал глаз, продолжая мимически являть зрителям смятение, растерянность и сомнение.
- Но как им удалось взять в плен такого могущественного человека, как Реван... Я имею в виду такого, как я? - закончил я оборванную фразу весьма неуверенно.
Малак ответил незамедлительно:
- Я помог им, Реван. Я всегда знал, что в один прекрасный день титул Темного Лорда будет моим! Когда штурмовая команда джедаев пробралась на твой корабль, и мне доложили об этом, я понял, что пришел мой день. Я приказал Саулу Карату, чтобы "Левиафан" и остальная часть нашей эскадры открыли огонь по мостику твоего корабля. Я думал, что смогу уничтожить всех своих врагов одним единственным залпом! Я никак не предполагал, что джедаи вынесут тебя живым из этой ужасной катастрофы.
- Но почем ты предал... - я запнулся, в очередной раз демонстрируя, насколько трудно мне ассоциировать себя, Таана Рейна, косморазведчика и джедайского падавана, с ситхом Дартом Реваном, - своего учителя?
- Ты хочешь знать, почему я предал тебя, Реван? - казалось, что в желтых глазах Малака не в переносном, а в прямом смысле бушует пламя; вероятно, такую иллюзию создавали отблески красных ламп. - Ты научил меня кодексу чести ситхов: править должен сильнейший, если мы все хотим выжить! Ты знал, что я однажды вызову тебя на поединок, но ты недооценивал меня. Я начал действовать раньше, чем ты ожидал, и захватил трон ситхов одним точным ударом!
Его ненависть ко мне была раскаленной иглой, впивавшейся в мое сознание, несмотря на то, что он даже не пытался сейчас применять Силу. Но помимо ненависти от него исходило и еще что-то... что-то странное. Отвращение, едкая горечь, презрение, тоска... я не мог бы перечислить всех составляющих его многогранной эмоции.
- Ладно, пусть так, - я показал, как, помимо воли, смиряюсь, признавая рассказ Малака правдой. - Но, если я - Дарт Реван, то почему джедаи не убили меня?
- Джедаи - дураки, они решили, что ты им будешь более полезен живым!.. Вначале я считал, что ты погиб в бою. Представь себе мое удивление, когда я узнал, что ты все еще жив, Реван!
Пришла пора перевести мой спектакль в новое качество, выведя под огни рампы статистов, до сих пор довольствовавшихся ролью зрителей.
- Бастила, это правда? - я повернулся к джедайке и требовательно впился взглядом в ее глаза.
- Это правда, - подтвердила она. - Я входила в группу джедаев, чьим заданием был захват Дарта Ревана... твой захват. Когда Малак открыл огонь по твоему кораблю, ты был тяжело ранен. Мы думали, что ты умер. Твой разум был уничтожен, но я воспользовалась Силой, чтобы не дать жизни погаснуть в твоем теле. Я доставила тебя в Анклав на Дантуине. Совет Джедаев вылечил твой поврежденный разум...
...Ну да, ну да, лапочка, конечно же, рассказывай мне сказки! Каким это образом, интересно, мой разум мог быть уничтожен, если мозг был не поврежден? Максимум, что могло быть - это сотрясение. Даже Сила не способна трещины черепной коробки залечить так, чтобы не осталось ни следа, не намека!..
Путаная речь джедайки провоцировала закономерный вопрос. И я его задал:
- Тогда почему я не помню, как был Реваном?
Малак ответил мне раньше, чем Бастила успела сплести новую паутину полуправды.
- Джедаи не восстановили твой уничтоженный разум, Реван! Они просто заменили его на другой - разум сторонника Республики! Они пытались сделать тебя своим рабом!
Гнев моего бывшего ученика был восхитительно ярок, и был он направлен сейчас не на меня, а на общих для нас с ним - по-прежнему, общих, хотя он об этом и не подозревал - врагов... На джедаев.
- Ты все это время лгала мне, Бастила! - обвинил я.
- Я хотела сказать тебе, но Совет запретил мне делать это! Они боялись, что ты можешь вернуться на Темную Сторону, если узнаешь правду о том, кем являешься на самом деле!
Ее оправдания звучали недостоверно, жалко.
В том, что джедаи боялись возвращения Дарта Ревана, я нисколько не сомневался. Но вот в то, что Бастила хотела рассказать мне, кто я такой, не верил абсолютно.
- Но теперь ты знаешь правду, Реван! - в голосе Малака прозвучало торжество. - Совету не удалось сделать тебя свой игрушкой! Не так-то просто управлять волей Лорда Ситхов!
Эмоции, исходящие от Малака, внезапно изменили свою полярность. Никакого негатива, если не считать негативом гордость. Меня чуть не смыло волной обожания, восхищения и тепла, по мощи свой подобной тем, какими омывал меня Малак в нашем с ним детстве.
Я был смущен, а потому никак не отозвался на его высказывания.
- Почему ты просто не дала мне умереть? - потребовал я ответа у джедайки.
- Джедаи ценят жизнь, даже жизнь Лорда Ситхов, - назидательно напомнила Бастила. - Я просто не могла позволить тебе умереть, Реван. Тем более что была возможность спасти тебя...
Малак перебил ее, не дав договорить:
- Бастила скрывает правду за красивыми словами, Реван! Джедаям нужны были воспоминания, глубоко спрятанные в твоем поврежденном разуме, и у них не было другого способа добыть их. Им пришлось оставить тебя в живых!
Какое вдохновение - почти восторг - звучали в его голосе при этих словах!.. Я не мог понять его: что за дуализм эмоций? Излучение ненависти, исходившее от него, возобновилось с новой силой, но сейчас оно почти не затрагивало меня, а все полностью сконцентрировалось на Бастиле. Создавалось такое впечатление, словно он на некоторое время забыл, что из троих стоящих перед ним людей его главный враг - я, словно он внезапно поменял приоритеты и теперь уже сам защищает меня... от Бастилы?
- Но зачем было программировать меня на новую личность?
Ответ был для меня очевиден, но мне было интересно узнать, как станет выкручиваться Бастила.
Она опять сказала частичную правду:
- Мы просто не могли восстановить твое истинное лицо: Реван был слишком опасен! Но внутри твоего разума была информация, необходимая Республике: тайна Звездной Кузни. Совет создал для тебя новую личность - солдата под моим командованием. Твои скрытые воспоминания, пробуждавшиеся время от времени в виде снов, должны были привести меня к Звездной Кузне... Другого пути просто не было!
Малак снова вмешался:
- Они сделали из тебя свою марионетку, Реван, и Бастила дергала за веревочки!
- А что было бы, если бы я вспомнил, кем когда-то был?
- Это был вынужденный риск, на который пошел Совет, - сказала Бастила.- Я должна была попытаться вытащить из твоей головы воспоминания о Звездной Кузне... Пойми, это была единственная надежда остановить ситхов! Другого шанса просто не было!
- Почему ты, Бастила? Почему Совет выбрал тебя?
- Я использовала свою Силу, чтобы вылечить тебя на мостике терпящего крушения корабля; между нами установилась связь. Я убедила Совет, что смогу использовать эту связь, чтобы вытащить из тебя воспоминания и добраться до Звездной Кузни...
При слове "связь" от Малака ударил такой шквал ненависти, что у меня на мгновение помутнело в глазах, хотя этот эмоциональный смерч задел меня лишь краем. Основной мощью он врезался в Бастилу. Она невольно побледнела и болезненно поморщилась, но больше ничем не выдала, насколько чувствительным для нее оказался этот удар.
Малак атаковал ее словесно:
- Скажи правду, Бастила! Ты сама хотела ощутить мощь Темной Стороны. Ты знала, что единственный способ получить разрешение Совета на исследование тайных сил ситхов, это убедить магистров в необходимости потерянных воспоминаний Ревана!
- Нет! - голос джедайки сорвался на крик; ее молящий взгляд вцепился в мои глаза. - Я... я хотела помочь тебе, Реван! Я думала, что это задание вернет тебя к Свету, что оно станет искуплением за твои былые преступления! Как еще можно было спасти тебя?!
От меня требовалась какая-то реакция: и Малак, и Бастила ждали ее. Я понимал, что ни мой бывший ученик, ни джедайка, успевшая достаточно хорошо изучить мой характер за время совместной экспедиции, не поверят, если я продемонстрирую им смирение и покорность судьбе. Настал момент для гневного взрыва.
- Ты использовала меня, Бастила! Ты не лучше ситхов! - мой гнев был выдержан в общем духе спектакля.
- Как ты можешь так говорить?! - возмутилась она. - Малак почти убил тебя, а Совет Джедаев подарил тебе вторую жизнь! Они дали тебе шанс реабилитироваться, победив ситхов!
- Безрассудная и бесполезная надежда, - отрезал Малак. - Темная Сторона слишком сильна, а моя сила слишком велика, чтобы вам удалось осуществить ваши жалкие планы! Даже мой бывший учитель теперь мне не ровня! - Он поймал мой взгляд, я не успел во время отвести глаза, и Малак заговорил чуть спокойнее: - Небольшая часть меня всегда сожалела о моем предательстве. Я всегда знал, что найдутся люди, которые будут думать, что я действовал, ведомый страхом, потому что боялся сразиться с тобой один на один. Но теперь судьба подарила мне еще один шанс доказать свою правоту. Если я смогу победить тебя в бою, никто не сможет оспорить мое право на трон ситхов: мой триумф будет полным!
- Какой триумф, Малак? - я впустил в свои интонации толику брезгливой насмешки. - Кажется, ты забыл, что я еще жив!
- Совет Джедаев явно ошибся, позволив тебе жить, - отозвался он сухо, установив полный контроль над своими эмоциями: даже глаза его потускнели. - Я не повторю их ошибку. Мы должны покончить с этим один на один, как того требует древняя традиция ситхов: учитель против ученика, как и должно быть.
Едва договорив, он применил удержание Силой на Бастилу и Курта. Активировав меч, сделал мне приглашающий жест рукой: а не начать ли нам?
Я колебался. Теперь я отчетливо понимал, что не хочу драться с ним. Что-то было не так в самом ядре того комплекса чувств, которые я к нему испытывал. Во мне был гнев на его предательство, но и странное чувство вины... Откуда оно взялось? Почему? Похоже, на грани моего подсознания дрейфовало какое-то воспоминание, пытаясь всплыть на поверхность...
Он атаковал сам. Я стоял неподвижно, так и не включив оружия, а потому его удар мог попросту разрубить меня надвое, если бы я вовремя не опомнился и не уклонился в сторону. Левое плечо обожгла острая боль, побежала вверх и вниз, распространяясь по телу, сковывая мышцы. Рукоятка меча прыгнула мне в ладонь: автоматически, без раздумий я активировал сабер.
Если я не буду сражаться, он меня просто убьет. Что ж, он не оставляет мне выбора. Я не хочу его убивать, но я хочу выжить сам - следовательно, придется его убить. Сейчас он сильнее меня, поэтому я не могу затягивать бой, пытаясь сохранить ему жизнь, пытаясь не убить его, а только вывести из строя.
Ускорение Силой. Уход из-под очередного замаха. Почти мгновенное перемещение ему за спину - и вихревая атака, пока он поворачивается ко мне.
...Атаку вихрем редко кому удается выдержать, особенно если она ускорена Силой. Для того чтобы отследить зрением мелькание клинков и отразить удары, минимум нужно обладать тренированным вниманием и умением двигаться со скоростью, не уступающей скорости атакующего...
Малаку удалось частично блокировать мои атаки и даже контратаковать в процессе. Видимо, сообразив, какую операцию я собираюсь провернуть, он, пусть и с запозданием, тоже ускорился. Все-таки сказывалось то, что мой стиль боя был ему хорошо знаком, а я и раньше предпочитал этот боевой прием всем прочим.
Выйдя из вихря и изготавливаясь к новой атаке, я оценил свои успехи: его одежда в нескольких местах была рассечена, обнажая обожженные, набухающие кровью раны. Он попытался качнуть с меня жизненную энергию, чтобы подлечиться, но был прерван в процессе мой новой атакой.
Все-таки стандартный одноклинковый сабер не может составить достойной конкуренции двухстороннему, если последним его владелец умеет нормально пользоваться. Я умел. Для блокирования части моих ударов Малаку не хватало вовсе ни скорости или умения, а, элементарно, второго клинка. Видя, что проигрывает, он швырнул в меня ураган Силы, и это дало ему пару секунд. Он ушел из боя, выбежав за ту дверь, в которую ранее вошел. Створки за его спиной захлопнулись.
Когда мое подвешенное состояние закончилось, и я встал на ноги, то первым делом попытался открыть дверь. Она оказалась заблокирована.
Открыв соседнюю дверь, я попал в лабиринт переходов, освещенных все тем же тусклым алым светом, что и основной коридор.
После пары минут поисков, открытых и закрытых дверей, пройденных помещений, я нашел Малака. К моменту моего появления он успел полностью исцелиться. Пришлось начинать все сначала...
Я повел бой в выбранном во время первого раунда стиле. Малак же изменил тактику: теперь он предпочитал избегать ближнего боя и атаковать исключительно посредством Силы. Он пробовал применять различные приемы, однако далеко не все из них оказывались действенны. Я Силу почти не применял - чувствовал, что не пробью его защиту. Так мы и кружили, то сближаясь, то удаляясь друг от друга, обмениваясь различной мощи и качества ударами.
Потом он применил удержание, и мне не удалось блокировать Силой паралич, сковавший мои мышцы.
- Вот так все и закончилось, - проговорил он как будто бы даже с сожалением.
Он шагнул ко мне, отводя меч для единственного удара, который должен был стать для меня смертельным.
- Это не конец, Малак!
Дверь слева от нас разъехалась. На пороге стояла Бастила со включенным сабером в руках.
- Твои друзья не сдаются так просто, Реван, - со странной интонацией в голосе произнес мой бывший ученик, - ты всегда хорошо управлял людьми. Но даже втроем вы не сможете противостоять моей силе!
- За джедаев! - выкрикнула Бастила и метнула в Малака меч.
Солнечно-желтый клинок летел, вращаясь, как бумеранг. От таких ударов в принципе нельзя увернуться - это давно известно, однако Малак попытался. И ему почти удалось. Но только почти.
Когда набравший обороты вращения меч резанул его плоть, меня ударила сильная вспышка боли. Я не сразу понял, что это боль была не моя. Это была боль Малака.
"Как так?! - панически ударила мысль. - Неужели наша связь, связь учителя и ученика, до сих пор до конца не разорвана?.. Иначе... почему я его чувствую?! И почему тогда я не чувствовал его, когда сам наносил удары?!.."
- Я задержу Малака! - закричала Бастила, поймав меч, притянутый обратно Силой. - Вы вдвоем бегите отсюда! Разыщите Звездную Кузню!
Ко мне подскочил Курт, схватил меня за руку, потащил за собой. Ноги плохо меня слушались, но мышцы постепенно начинали оттаивать, и передвигаться я уже мог.
Мы промчались несколько поворотов, прежде чем я начал координировать свои движения настолько, что смог вырвать у Курта руку и остановиться, заставив тем самым остановиться и его.
- Мы должны помочь Бастиле!
На самом деле, меня мало волновала судьба джедайки. Дело было в том, что я не хотел уходить из нашего с Малаком поединка вот так: бежать, трусливо поджав хвост!
- Бастила не сможет противостоять Малаку, но мы ничем не поможем ей, если вернемся, - возразил Курт. - Мы должны найти Звездную Кузню! Это ключ к победе над Темным Лордом! Бастила верит в тебя, хотя я вовсе не могу понять, почему... Она пожертвовала собой, чтобы мы могли спастись. Ее жертва не должна оказаться напрасной!
Я охладил пульсировавшую в крови горячку боя.
...Ладно, отложим поединок на потом. Возможность еще представится. И мне надо будет постараться, чтобы ко времени нашей следующий встречи с Малаком я был лучше подготовлен. Рисунок боя должен плести я, а не он. И финал должен быть избран мною. А для того, чтобы все именно так и сложилось, мне нужно время - время вспомнить себя и восстановить утраченные силы и навыки.
- Ладно, пошли, - сказал я Курту. - Надо добраться до "Эбенового Ястреба".
...Республиканца нельзя оставлять в живых - это я понимал отчетливо. Его знания о моем прошлом и о всех тех событиях, которые только что произошли на его глазах здесь, на "Левиафане", должны быть похоронены. Джедаи, ожидающие нас на "Эбеновом Ястребе", наверняка, имеют связи не только с дантуинским, ныне уничтоженным, Советом Джедаев, но и с иными региональными Анклавами, а, возможно, и напрямую с Храмом на Корусканте. Если в Ордене станет известно, что я в курсе того, кем был прежде, это существенно усложнит ситуацию и ослабит мое нынешнее, и без того шаткое, положение. Курт Онаси не будет молчать о том, что узнал от Саула Карата, Малака и Бастилы. Значит - нежелательный свидетель должен умереть. Неразумно, конечно, сокращать численность моей команды в такой напряженный момент, как нынешней - момент, когда мне могут потребоваться все находящиеся в наличии людские ресурсы, но пользы от республиканца - ботан наплакал, а вреда - как от отрыжки сарлакка. "Эбеновый Ястреб" я могу и сам пилотировать, Онаси мне для этого не нужен. Да и кроме всего прочего, этот истерик уже неоднократно путал мне все планы - он меня просто достал, и я давно уже хочу от него избавиться!..
Я знаком предложил Онаси идти впереди, намереваясь подотстать и в следующем же помещении убить Курта ударом в спину. Но едва только двери, преграждавшие нам проход, разъехались, я понял, что опоздал со своими планами - перед нами был ангар "Левиафана", и если я атакую Курта сейчас, это, наверняка, будет видно с "Эбенового Ястреба".
Республиканец бегом устремился к трапу нашего корабля. Мне ничего другого не оставалось, как последовать за ним, мысленно пеняя на судьбу за очередную подставу.

***
Едва "Эбеновый Ястреб" вышел в гиперпространство, и Курт Онаси смог покинуть кресло пилота, как он потребовал, чтобы все члены нашей команды собрались в кают-компании. Я не слишком этому обрадовался, понимая, о чем республиканец поведет речь.
- Где Бастила? Что с вами произошло? - первым задал волновавший всех членов команды вопрос Джоли Биндо.
- Мы встретили Малака, - объяснил Курт. - Он бы нас убил, но Бастила пожертвовала собой, чтобы мы могли спастись.
- Вы хотите сказать, что она... она мертва?! - ахнула Мишн.
- Не будьте глупы! - резко пресек подобные предположения Джоли. - Малак не станет убивать ее. Он захочет использовать ее Боевую Медитацию против Республики. Если ему удастся обратить ее на Темную Сторону, ситхи станут непобедимы.
- Мы не сможем помочь Бастиле, пока не найдем Звездную Кузню, - сказал я.
- Не так быстро! - бросил мне Курт агрессивно. - Конкретно сейчас, у нас есть дела поважнее. Ты скажешь им о том, что тебе поведал Малак, или это сделаю я?
У меня не было вариантов выбора. Я без колебаний натянул маску, уже пригодившуюся мне при разговоре с Малаком.
- Не надо, Курт. Я скажу сам, - я обвел смущенным взглядом все собрание. - Я... я - Дарт Реван.
- Реван? - не поняла Мишн. - Что... о чем ты говоришь? Это какая-то шутка?
- Нет, это не шутка, - отмел ее сомнения Курт. - Совет Джедаев захватил Ревана в плен, стер память Темного Лорда и заменил ее новой личностью. Саул Карат сказал мне это перед смертью, а Бастила подтвердила.
- Ты - Дарт Реван? - Мишн смотрела на меня расширенными от удивления глазами. - Это... это круто! Ты помнишь, как ты был Темным Лордом?
Любопытство Мишн заставило ее задать вопрос, волновавший всех моих компаньонов, и в особенности - джедаев.
Я покачал головой.
- Совсем немного. Пара странных снов и обрывков воспоминаний. Это все.
Юная тви'лечка облегченно вздохнула.
- Пара воспоминаний, да? И все? Тогда ничего страшного!.. Ну, я думаю, что если ты не помнишь, как был Реваном, то это и не важно, - пояснила она свою реакцию остальным. - Ведь ты же тот, кто ты есть сейчас, верно?
- Конечно, это важно! - взвился Курт. - Откуда нам знать, что воспоминания к нему не вернуться? А что если Реван внезапно нападет на нас?!
Паранойя этого упертого республиканца уже достала меня, больше некуда. Он путал мне все карты своими подозрениями.
- Все то время, пока мы гонялись за Малаком, прежний повелитель ситхов был совсем рядом, - продолжал распинаться Курт, - слышал все наши секреты и планы!
- Обвиняй в этом не меня, а Совет Джедаев, Курт! - с достоверной искренностью возмутился я.
- Эй, прекратите ссориться! - взволновалась Мишн. - Я знаю, Таан, ты больше не Реван. Кем бы ты ни был раньше, теперь ты - один из нас!
"Мишн!.. - я мысленно усмехнулся. - Милая девочка с головой, набитой сказками, несмотря на свое нелегкое детство. Как же ты ошибаешься!"
Заворчал вуки:
- Я согласен с Мишн. Я присягал тому, кто ты есть, а не тому, кем ты был.
- Большой З и я остаемся с тобой, - заключила тви'лечка. - Мы должны тебе наши жизни и не покинем тебя!
Курт потрясенно выслушал ее решение, а потом взорвался:
- Как ты можешь такое говорить, Мишн? Ситхи бомбили мой мир! Они и твой дом уничтожили! Реван забрал мою семью и разрушил мою жизнь!
- Всем известно, что приказ о нападении на Телос отдал Малак, - осадил республиканца Кандерус. - Ты не можешь обвинять в этом Ревана.
Странно мне было подобное слышать от мандалорианца! Мандалорианская иерархическая система не предполагала перекладывания ответственности с плеч лидера на младший командный состав.
Я встретился с Кандерусом Ордо глазами и вопросительно приподнял бровь. Он едва заметно кивнул мне, и жесткая складка его губ чуть дрогнула в намеке на улыбку.
Он мне сознательно подыгрывал!
Я на мгновение прикрыл глаза, выражая ему свою благодарность.
...Кажется, нашего безмолвного диалога никто не заметил. Но даже если бы заметили, что они могли из него понять?..
- Реван! - окликнул меня Курт. - Я наблюдал за тобой. Я видел твою жестокость. Видел твою... темную сторону. А теперь это! Как я могу доверять тебе?! Можем ли все мы тебе доверять?
- Предлагаешь голосование? - я не пустил в голос насмешку, хотя мне было очень смешно. - Ладно, пусть будет так. Мишн и Заалбар уже высказались... Что скажешь ты, Кандерус?
- Ты победил кланы Мандалора в битве, Реван. Ты был единственным в Галактике, кто смог одолеть нас. Мы никогда не встречали подобных тебе. Как ты можешь спрашивать, последую ли я за тобой? С кем бы ты не сражался, это стоит попробовать. Я твой до конца, Реван, в независимости от результата.
Кандерус Ордо. Единственный из всей нашей команды, кому я мог бы доверять безоглядно, если бы был готов к этому. Похоже, я еще не разучился разбираться в людях!..
- ХК-47, а что ты скажешь?
Кроваво-алые фоторецепторы дроида-убийцы замигали.
- Комментарий: Я чувствую нечто необычное, хозяин, - произнес он.
- Что именно необычное? - заинтересовался я. - Что происходит?
- Ответ: Моя программа активизирует удаленные данные. Кажется, у меня есть... запасная система восстановления памяти, хозяин.
- Так это... тот стимул, которого ты ждал? - уточнил я, вспомнив заверения ХК-47, что заблокированная в ядре часть его памяти может вернуться самопроизвольно.
- Объяснение: Я верю в это, хозяин. Я не знал о системе восстановления, пока она не активировалась. Похоже, запасная система произвольно возвращает удаленную память... с возвращением прежнего хозяина.
- То есть... Реван?
- Подтверждение: Правильно, хозяин. Протоколы ситхов уничтожаются перед миссиями по устранению и восстанавливаются по возвращении. Я вернулся к вам, и нахожусь полностью в вашем распоряжении. Рад видеть вас снова, хозяин.
Я не был удивлен. Собственно говоря, я давно это подозревал.
- Да, - кивнул я, - это имеет некий смысл.
Дроид отозвался:
- Наблюдение: Действительно. Надеюсь, хозяин, что мы скоро вступим в бой с врагами.
Я кивнул ему и повернулся к шустрой молчаливой "тумбочке".
- Ты ведь не покинешь меня, Т3-М4?
Дроид разразился серией свистов и трелей.
- Я так и знала! - заулыбалась Мишн. - Дроиды терпеть не могут злобы!
Я не стал вдумываться в это бессмысленное и парадоксальное утверждение, а вместо этого перевел взгляд на джедаев.
- Юхани?
- Ты был кумиром моего детства, Реван, я ведь рассказывала тебе об этом, - откликнулась женщина-кошка. - Известие о том, что ты упал к Темной Стороне, стало для меня страшным потрясением... Я последую за тобой, чтобы проследить, что подобного больше не повторится!
- А ты, Джоли?
- А что я? - пожал плечами недавний кашиикский отшельник. - Я знал, кто ты такой, но, конечно же, не мог говорить об этом. Это что-либо меняет? Я не в праве судить тебя. Ты будешь делать свое дело, а я попытаюсь помочь.
Удовлетворенно кивнув, я снова повернулся к Курту Онаси.
- Ну что, Курт, ты пойдешь со мной против Малака?
- Если остальные доверяют тебе... - республиканец растерял часть своего апломба. - И я не вижу иного способа остановить ситхов... У меня нет особого выбора, правда?
- Я больше не Реван, Курт, - сказал я мягко, заставив свои глаза просиять теплым светом и грустью. - Ты должен поверить.
- Я хочу тебе верить. Ты много раз показывал себя с лучшей стороны, но этого все равно не достаточно, чтобы успокоить мой разум...
Так хотелось ответить Курту жесткой отповедью, но я, конечно же, сдержал себя - нельзя было расслабляться из-за отсутствия Бастилы, у меня тут под боком оставались еще два джедая.
- Ты должен попытаться, - ласково попросил я. - Ради Бастилы.
Республиканец коротко заглянул мне в глаза, потом покаянно повесил голову, окончательно сдавая позиции.
- Извини, я не подумал, каким шоком стала ее потеря для тебя, - пробормотал он еле слышно. - Не понимаю, как ты держишься! Я бы на твоем месте...
"Бедный наивный Курт! - я мысленно рассмеялся. - Ты думаешь, я влюблен в Бастилу?.. Ты ошибаешься, но твоя ошибка мне на руку. Я не стану тебя разубеждать".
Я по-дружески ободряюще сжал предплечье штурмана "Эбенового Ястреба", потом отпустил. Это заставило его встряхнуться.
- Извини, - повторил он громче. - Не волнуйся, я не позволю своим личным чувствами помешать выполнению задания, - на мгновение он нахмурился и предупредил, правда, уже без прежней недоверчивой агрессивности: - Только помни: я поклялся защищать Республику и ни за что не позволю тебе предать ее!
- Я верен Республике, - заверил я его мягко, с кристальной честностью во взоре.
На этом разговор завершился. Погруженный в мрачные мысли Курт ушел в рубку, а остальные вернулись к своим повседневным делам. Я пошел в спальный отсек. Мне многое предстояло обдумать.

***
- Реван.
Я оторвал взгляд от черноты космоса за иллюминатором и оглянулся на голос. На пороге спального отсека стоял Кандерус Ордо.
- Ты занят? - спросил он.
- Нет, совсем нет, - покачал головой я и предложил: - Заходи.
Он шагнул внутрь и, едва войдя, привел в действие механизм закрытия и блокировки двери. Я не возражал.
- Есть разговор, - сказал он, закончив с этим делом.
Я молча указал ему на соседнюю койку. Он сел.
- Реван, - начал он мгновение спустя.
- Погоди! - поднял я руку. - Давай сначала уговорился: не называй меня Реваном при всех. Наедине - да, пожалуйста, я даже буду тебе благодарен, но в чьем-либо присутствии - нет.
Кандерус нахмурился. Сошлись к переносице брови, отчего натянулся шрам на левом виске.
- Почему? - спросил он недоуменно.
Я ответил не сразу, потому что оценивал, насколько мне можно быть с ним откровенным. Пока я думал, меня вдруг кольнула неприятная аналогия: также когда-то я оценивал, насколько могу доверять Малаку... Что, опять добровольно сую голову в петлю?.. Может быть, но, так или иначе, мне необходим союзник, на которого я смогу полагаться безоглядно. И кто лучше побратима подходит на эту роль?..
- Я не доверяю джедаям, - ответил я быстро. - Я не знаю, как они поведут себя, если увидят, что из-под наносного грунта искусственно созданной индивидуальности Таана Рейна проступают черты личности Дарта Ревана... Я ситх, Кандерус, и для них я природный враг. Думаю, что джедаи в нашей команде будет лояльны ко мне только до тех пор, пока будут убеждены, что я остаюсь на Светлой Стороне Силы. Или, по крайней мере, до тех пор, пока им будет казаться, что они меня контролируют. Если они увидят, что я вышел из-под контроля, они выступят против меня. И не они одни. Боюсь, что я окажусь неподготовленным против Ордена и Республики. Многовато, для одного человека, не правда ли?
- Я буду с тобой, Реван, - спокойно возразил Кандерус. - Это честь для меня - быть твоим союзником. И я давал тебе слово.
- Я не сомневаюсь в нем, - кивнул я. - Но все же пусть конфликт начнется не сейчас, а попозже, ладно? Мне надо еще время, чтобы подготовиться. А мое старое имя... мое настоящее имя, - поправил я сам себя, - оно как катализатор моей истиной сути... Мне сложно будет продолжать носить маску Таана Рейна, если ты будешь называть меня Реваном. Я опасаюсь, что некоторые особенности моего характера могут самопроизвольно проявить себя не вовремя... При джедаях. Понимаешь?
- Хорошо, - кивнул Кандерус. - Сделаю, как ты хочешь. А сейчас, Реван, давай перейдем к тому, зачем я пришел... Я должен вернуть тебе долг чести.
Я изумленно глянул на него, не пытаясь скрыть своей эмоции.
- Долг чести?
- Да, - он встал, прошелся по спальному отсеку из конца в конец, остановился передо мной и, резко втянув в легкие воздух, заговорил быстро, отрывисто: - Я не знал, кто ты, Реван. Я назвал тебя братом-третьего-духовного-круга и навязал тебе присягу моему клану, хотя должен был сам склониться перед тобой. Неведенье не смывает пятна с моей чести. Ты равен Мандалору. А, может быть, стоишь и выше него. В любом случае, сейчас, когда Мандалор мертв, равных тебе в этой Галактике не существует. Это так в глазах любого мандалорианца. Я же - всего лишь глава клана Ордо. Если бы я нарушил приказ Мандалора, несмываемое пятно легло бы на мое имя. Любая окольная попытка посягнуть на власть вождя лишила бы меня чести. Только вызов на поединок - приемлемый способ оспорить власть вышестоящего. Так говорит наш кодекс. Я посягнул на твою власть, введя тебя в клан, как своего побратима. Это станет вечным позором на имени Ордо... Если только я не выплачу тебе долг чести.
Я опешил.
Я не знал смеяться мне или плакать: все-таки в некоторых своих воззрениях мандалорианцы сущие дети! То есть, нет, конечно, не дети... Точнее дети в ракурсе историческом: подростковый максимализм - рудиментарно гипертрофированные понятия чести и долга - примитивизм с точки зрения большинства жителей нашей цивилизованной Галактики.
- Кандерус, - сказал я, осторожно подбирая слова, чтобы никак не уязвить его гордость, - все произошло тогда с моего полного согласия. При моем на то желании...
- Это ничего не меняет, - коротко мотнул он головой.
- Ну, хорошо... Ладно! Как ты собираешься выплачивать свой долг?
- Выбор за тобой, - отозвался он сухо. - Ты в праве стребовать плату кровью. Ты в праве назначить поединок на своих условиях. Ты вправе установить единовременный выкуп с моего клана или обязать нас данью. Ты вправе...
- Постой, - остановил я его, - если уж именно присяга считается оскорблением, нанесенным мне, я могу потребовать компенсацию в том же эквиваленте? Смена ролей, и второй прецедент аннулирует первый, а?
Секунд на пять он задумался, глядя в себя, потом серьезно кивнул.
- Да, это приемлемый вариант. Поскольку я покусился на твою власть по незнанию, плата кровью не обязательна. Если твое решение будет таково.
- Будет, - улыбнулся я.
Напряжение отпустило, и я смог вздохнуть свободно.
...Ну, надо же было такое придумать: плата кровью! И за что? За взимание клятвы преданности, не согласующейся с общественным статусом присягнувшего! Пугающий максимализм в подходе к ценности собственной и чужой жизни. Не удивительно, что мандалорианцы внушали и продолжают внушать ужас жителям Республики - приоритеты слишком различны...
- Татуировка, - напомнил Кандерус. - Раз уж теперь на твоем плече, Реван, до самой твоей смерти останется знак принадлежности к моему роду, я тоже должен быть отмечен тем символом, который ты считаешь своим17.
- Я нарисую, - согласно кивнул я мандалорианцу, уже обдумывая, каким именно должен быть мой собственный символ.
- Тебе еще и придется самому его накалывать, - улыбнулся Кандерус, позволив себе, наконец, расслабиться.
Я повторно кивнул, думая о том, что ситхским символом, заимствованным мною когда-то с эмблем войск Экзара Куна, я, пожалуй, не буду в этой ситуации пользоваться, ведь теперь этот символ ассоциируется для меня с Малаком. Я воспользуюсь эмблемой ракатан - стилизованным изображением Звездной Кузни, поскольку, если не меня, то кого еще можно назвать наследником знаний ракатан и мощи Безграничной Империи?..

@темы: KOTOR I, T3-M4, KOTOR II: TSL, Аттон (Эттон) Ренд, Бастила Шан, Дарт Малак, Дарт Нихилус, Дарт Сион, Джоли Биндо, Джухани, Заалбар, Изгнанник/Изгнанница, Карт Онаси, Крея/Дарт Трея, Миссион Вао, НК-47, Реван, фикшн

   

На борту "Эбенового Ястреба"

главная