Sha Gojyo
А кто сказал, что будет просто?
***
Еще на подлете к планете и во время посадки на космодроме корпорации Черка, чья база граничила с ситхской Академией, я вспомнил, что раньше неоднократно называл Коррибан своей любимой планетой. И вспомнил, почем говорил так.
Горные ландшафты, разворачивавшиеся под брюхом "Эбенового Ястреба", завораживали взгляд, потрясали воображение. Закатные сполохи неба гипнотизировали переливом красок, так и зовя помедитировать на них, и безо всяких усилий вводя сознание в транс. Теплый золотистый вечерний туман, поднимавшийся между отрогами гор, был напоен мелким крошевом пыли специфических местных горных пород, и я вспомнил, что по утрам та же пыль, стоящая в воздухе, создает впечатление кристальной голубизны и холодности воздуха во всей перспективе до самого горизонта.
Внизу, под нами, промелькнула Долина Темных Лордов - место древнейших захоронений ситхов - и гигантские каменные статуи-стражи, чьи фигуры были вытесаны из цельных скальных монолитов. Далее вздымались к облакам стены гробниц, вырубленных в толще гор и лишь с переднего фасада украшенных отделкой. Поваленные и еще стоящие на своих местах колонны хаотическим узором усеивали долину.
Где еще, на какой планете в Галактике, можно увидеть столь величественную архитектуру, от вида которой захватывает дух? Скульптура какого из народов, какой из рас столь досконально и естественно отображает порыв и ярость, истому и негу, страдание и наслаждение - все многообразие чувственных страстей и метаний?.. Я не видел в Галактике искусства, сравнимого по живости, природной реалистичности решений, с искусством Коррибана. Я не встречал культуры, хотя бы отдаленно сравнимой по мощи и глубине с культурой древних ситхов. Как, интересно, джедаям, побывавшим здесь, удавалось закрывать глаза на величие и великолепие этого места, образ которого невозможно вытравить из памяти?..
...Невозможно вытравить. Прорастает, как семя сквозь грунт, рвется наружу - даже сквозь амнезию...
Я смотрел на Долину Темных Лордов под нами, а в памяти уже сами собой всплывали интерьеры Академии, внутреннее убранство гробниц, коленопреклоненная статуя ситха, железные лепестки ракатанского устройства, проржавевшего в забвении тысячи лет, и Звездная Карта, распустившаяся над ними бутоном, от единственного прикосновения Силы...
"Эбеновый Ястреб" шел на посадку.
Коррибан: сон второй.
Двухместный разведывательный корабль класса "Шиталла" мандалорианской сборки, названный в честь верткой летающей ящерки, водящейся на одной из планет кланов - трофейная машина, которая с первого взгляда понравилась мне своей компактностью и строгостью обводов корпуса, выпустила "лапки", мягко приземляясь на красновато-коричневый грунт планеты Неисследованных Регионов.
Малак откинулся на спинку кресла пилота (для такого маленького корабля было достаточно одного штурмана) и выключил тумблеры подачи топлива в двигатель.
- Выходим? - спросил он, не оборачиваясь.
- Как атмосфера? - поинтересовался я.
Он покосился на сенсорные датчики внешней среды.
- Для дыхания пригодна.
- Тогда выходим, - подтвердил я.
...Снаружи было прохладно и сухо. Воздух был наполнен мелкой красной пылью, от которой чесался нос, но на кашель, к счастью, не пробирало. Перед нами расстилалось каменистое плато, а со всех сторон горизонта вздымались горы.
- Похоже на Коррибан, - задумчиво отметил я.
- А ты бывал на Коррибане? - оживился Малак.
- Еще подростком.
- Ты мне не говорил, - упрекнул ученик.
- Не приходилось к слову. Меня Крея туда однажды завозила, - пояснил я, - когда мы возвращались с одной из миссий. Тогда-то мы и узнали, что кое-кто из последователей Экзара Куна остался в живых... Не переживай, с тобой на Коррибане мы еще побываем.
- Да я и не переживаю, - пожал плечами Малак, принявшись с интересом осматривать местность. - А ты точно уверен, что это та планета?
- Координаты те, - ответил я.
Мы медленно продвигались вперед, внимательно изучая округу и стараясь ничего не пропустить.
- Крейсерские турболазеры, - вскоре обратил мое внимание Малак на оплавленную по большому периметру землю.
- Угу, - кивнул я. - Орбитальная бомбардировка... Сволочи!..
- Реван, впереди! - Малак схватил меня за локоть и указал куда-то рукой.
Я вгляделся.
Руины зданий, по габаритам своим и архитектурным решениям напоминающих храмы. Упавшие расколотые колонны. Барельефы на стенах. Широкие лестницы. Обломки статуй.
- Дом, - еле слышно произнес Малак, затаив дыхание. - Мы родились под этим небом...
Мы стояли рядом, плечом к плечу, так что я, не касаясь тела ученика, ощущал исходящее от него тепло, становившееся все жарче по мере того, как меланхоличная грусть оборачивалась сожалением и болью потери - по мере того, как тоска по недостижимому, потерянному трансформировалась в гнев и жажду мести. Сам я молчал, обозревая развалины, некогда бывшие домом наших родителей, и мысленно обещал себя, что придет день, когда я увижу Анклавы Джедаев, лежащие в руинах, подобно этим домам.

- Приветствую вас, будущие ученики! Похоже, у нас есть опоздавший... Кого ты выставляешь передо мной, Ютара? Молодого человека, у которого много сил?
Утер Винн, глава коррибанской Академии Ситхов, мне был не знаком. В мое время академией руководил другой человек. Как же его звали?.. Джорак Ульн, кажется. Мы ни разу с ним лично не встречались: помню, что выбор главы Академии я доверил Малаку, а тот оставил на посту старика, управлявшего Академией еще при Экзаре Куне.
Ютара Бан, лиловокожая татуированная тви'лечка, с которой я познакомился в кантине космопорта Дрешдэ, сделала шаг вперед.
- Человека, у которого есть подготовка, мастер Утер. Очень многообещающе, я полагаю.
- Я встретила его в колонии, мастер! - сунулась вперед светловолосая девушка, попытавшаяся задирать меня неподалеку от офисов Черки; кажется, бывшие тогда вместе с нею молодые люди называли ее "Лэшоу". - Презренный, если хочешь знать мое мнение!
Я полуприкрыл веками глаза, пряча заискрившийся в них смех, и позволил тонкой улыбке тронуть свои губы.
Утер Винн, нынешний глава коррибанской Академии, внимательно наблюдал за моей мимикой. На его лице не отражалось никаких эмоций.
- Я сам буду судить о нем, благодарю, Лэшоу. Скажи мне, человек, что тебе известно о ситхах? Какими предрассудками заполнен твой разум?
- Я знаю, что ситхи могущественны, - осторожно ответил я, не вполне понимая, какого он ждет от меня ответа, - это сила, с которой нужно считаться.
Утер Винн слегка нахмурился. Его тускло-желтые ("Вероятно, их первоначальный цвет был светло-серым", - подумал я) глаза продолжали весьма внимательно изучать меня.
- Тактичный ответ, но не по сути дела. Наша власть очевидна. Вопрос имеет гораздо более глубокий смысл... Джедаи приравнивают Свет к божеству и силе, а Тьму к слабости и злу. Таковы их традиции и ничего удивительного нет в том, что они вцепились в них ради своего успокоения. Мы не считаем Силу тяжелой ношей. Мы считаем ее таким даром, которым надо пользоваться. Мы используем Силу для того, чтобы сделать слабыми наших настоящих и возможных врагов. Мы понимаем Силу. Джедаи спрятали бы ее от тебя... они сказали бы, что путь Темной Стороны примитивен и легок, что Темная Сторона Силы не позволяет раскрыться высокоорганизованным чувствам, заложенным в каждом человеке, а ограничивает его поведение агрессивными инстинктами дикого животного. Это не так, - мужчина обвел взглядом полутемный зал и людей, толпившихся вокруг него. - Тот из вас, кто присоединится к нам, сможет познать свою истинную сущность. Ему не придется служить скрытым мотивам стареющих шаманов, погрязших в политических играх коррумпированной верхушки Республики, и жить по их устаревшим понятиям. Он станет тем, кем должен был быть изначально, - секундная пауза и вопрос: - Ну что, Лэшоу, ты готова познать тайны Темной Стороны?
- Я готова, мастер Утер! - светловолосая девушка энергично отдала салют правой рукой с зажатой в ней рукоятью лайтсабера. - Я готова!
Она чуть ли не подпрыгивала от возбуждения.
- Дерзкая и вспыльчивая, как и предполагалось, - кивнул глава Академии. - Пусть эти качества пригодятся тебе в ходе испытаний. Так... Мекель! Ты готов?
Молодой человек лет 20-23, с которым я сталкивался прежде, у входа в Академию, прижав к груди руку, отдал поясной поклон.
- Да, мастер. Всегда готов!
- Я чувствую злость внутри тебя. Это хорошо. Это даст тебе силу, - Утер Винн взглянул на последнего кандидата: - А как ты, Шаардан?
- Я всегда готов, мастер.
Этот юноша говорил суховато, сдержанно, и поклонился он не так низко, как предыдущий.
- Вижу, - кивнул глава Академии и добавил: - У тебя есть голова на плечах, воспользуйся ее, или долго не протянешь...
Несколько мгновений под высокими сводами зала, подхватывающими эхом малейший призрак звука, царила тишина, потом Утер Винн перевел взгляд на меня.
- А ты, молодой человек? Тебя это интересует? Тебе хочется узнать больше о том, о чем я говорю?
...Молодой человек?.. Плохо все-таки, что нет возможности посмотреть на себя со стороны, чужими глазами. Взгляда в зеркало достаточно для того, чтобы понять: я выгляжу значительно моложе своего возраста, но неужели настолько моложе, что человек, возраст которого я оценил на вскидку, как 35-40 лет, не считает меня даже своим сверстником?.. А ведь я старше его18... Может, это был просто оборот речи, привычное обращение к кандидатам?..
- Я готов узнать больше, - ответил я, слегка поклонившись.
- Да будет так, - подтвердил он мое принятие в группу претендентов, желающих поступить в Академию, и перешел непосредственно к делу: - Теперь вы, все четверо, должны будете показать свой уровень восприятия Силы. У вас у всех есть равные шансы стать настоящими ситхами, но только у одного это получится. Тот, кому повезет, будет зачислен в Академию, остальным придется подождать до следующего года и тогда попытаться снова... если вы останетесь в живых. Моя ученица, Ютара, станет вашим наставником на все то время, пока вы будете доказывать, на что способны. Слушайтесь ее.
Заговорила тви'лечка:
- Как уже сказал мастер Утер, никто из вас пока что не является настоящим ситхом. Для того чтобы это произошло, вы должны постараться заработать престиж. Выбор достойного будет зависеть от того, что вам удастся сделать за время, отведенное для испытаний. Помните, что вы соперники. Будьте готовы состязаться друг с другом. Сражайтесь за свою судьбу, или сразу отправляйтесь по домам!..
Утер Винн поднял руку открытой ладонью, показывая, что хочет сказать кое-что еще. Все взгляды мгновенно обратились на него, а Ютара смолкла.
- Если вы хотите победить соперников, вам надо для начала выучить Кодекс Ситхов и рассказать его мне. Без этого ваши достижения не будут засчитываться.
Перед моим мысленным взором мгновенно всплыла давняя, очень давняя картинка - что-то из моего далекого детства.
Маленькая комната с низкими потолками. Я сижу на полу и наблюдаю, как подметают пол полы мантии консула Креи, расхаживающий из угла в угол и повторяющей четким, размеренным, впечатывающимся на подкорку голосом: "Мир - это сплошная ложь. Есть только страсть..."
Меня вернул к реальности голос Утера Винна, заканчивающего произносить какую-то фразу:
- ...все остальное зависит только от вас. Добро пожаловать на Темную Сторону, дети мои! Ваш единственный шанс именно здесь.
Коррибан: сон третий.
- Лорд Реван, ты вызывал меня?
Адмирал Саул Карат стоял на пороге моих апартаментов на жилом ярусе Звездной Кузни. Здесь все - отделка пола, стен и потолка, мебель, ковры и аксессуары - было выдержано в черно-серых тонах воинственных ракатан, только эмблемы Звездной Кузни по стенам были выполнены в традициях жреческой касты Безграничной Империи - коричневое на оранжевом. Серая форма адмирала с оранжевыми погонами и аксельбантами идеально вписывалась в обстановку - адмирал смотрелся здесь очень уместно.
Я лениво перевел взгляд от обзорного окна, за которым воспаряли ввысь новенькие, только что отштампованные истребители, на гостя.
- Да, Саул, заходи.
Я безмолвно указал рукой на кресло напротив себя, и адмирал сел в него, отдав мне короткий поклон.
- У меня к тебе два вопроса, - начал я. - Во-первых, в курсе ли ты, что у твоего племенника обнаружились дремлющие, но довольно мощные способности к Силе?
Улыбка оживила суховатое малоподвижное лицо адмирала.
- Эттон мне уже все уши этой новостью прожужжал, милорд.
- Я намериваюсь отправить его на Коррибан. В Академию, - пояснил я и взглянул вопросительно.
- Я только за, милорд, - кивнул адмирал Карат. - Насколько я слышал, форсъюзеров опасно не обучать.
- Отлично, - я взмахом руки предложил Саулу выбрать что-нибудь из прохладительных напитков, расставленных на столике между нами; он отрицательно мотнул головой. - Надеюсь, что со вторым вопросом мы разберемся также быстро... Нам нужна демонстрация военной мощи, Саул. Акт устрашения, чтобы в будущем прореспубликанские планеты поостереглись оказывать нам вооруженное сопротивление после появления нашего флота на их орбите. Малак предлагает ОРД Манделл19. Я считаю, что это слишком нарочито, там ведь ничего больше и нет, кроме собственно республиканской базы... Мой выбор - Телос. Он негусто заселен, так что жертвы среди мирного населения будут минимальными, но они все-таки будут, и это покажет Республике, что в случае оказания сопротивления, мы готовы идти на крайние меры. Около семидесяти процентов населения Телоса - внутренние войска и республиканские контрактники, связанные с добычей и транспортировкой руды с Перагуса, а оставшаяся часть - земледельцы-фермеры. Я полагаю, что Телос - оптимально подходящая для наших целей жертва, тем более что приостановка поставок руды с Перагуса нанесет серьезный экономический удар Республике.
...Была у меня и еще одна существенная причина избрать Телос первой целью атаки нашего флота: по неподтвержденным слухам, которые мне приходилось неоднократно слышать еще в свою бытность в Ордене, на Телосе то ли планировалось, то ли уже было начато строительство нового Анклава Джедаев - тайной Академии, предназначенной давать наиболее талантливым джедаям продвинутую подготовку. Учитывая, что слухи эти мне приходилось слышать еще до войны, сейчас, вероятнее всего, Академия во всю функционировала. Я не стал упоминать об этом в разговоре с Саулом Каратом, во-первых, потому что вопросы вражды и мести между темными и светлыми форсъюзерами его мало касались, а, во-вторых, потому что слухи об Анклаве на Телосе так и остались неподтвержденными...
Слушая моя объяснения, адмирал напрягся, подобрался, сел в кресле более прямо, чем раньше. Я читал на его лице оттенок недоумения.
- Ты спрашиваешь моего мнения, милорд?
- Да, - кивнул я, - потому что операция будет производиться "Левиафаном" при поддержке трети нашего флота. Я даю тебе возможность выбора. Если у тебя есть на Телосе родственники или друзья...
Я не договорил, только помахал рукой в воздухе, намекая, что этот факт будет учтен при принятии окончательного решения... или, по крайне мере, адмиралу даны будут время и возможность обезопасить своих близких, вывезя их с планеты.
Саул Карат заметно побледнел и, прежде чем заговорить, старательно откашлялся.
- Мы будем бомбить мирную цель, милорд?
- Брось! - нахмурил я брови. - Какая тебе Телос мирная цель? Республиканский оплот коррупции и контрабанды!
"Под крылышком джедайской спецшколы оперативников", - добавил я мысленно с мрачной усмешкой.
- Но там много гражданских... - начал адмирал, и сам остановил себя, встревоженный новым предположением. - Это проверка лично для меня, милорд?
- Саул! - рассмеялся я. - Выбрось ты, наконец, из головы джедайские проповеди - давно пора уже! Никаких проверок. Просто пришло время начинать войну, которую все мы планировали... И ты в том числе.
Адмирал некоторое время помолчал, глядя в пол, потом кивнул своим мыслям.
- Телос - идеальная цель, милорд, - сказал он вслух. - Я согласен с твоей точкой зрения. Ты будешь присутствовать?
- Нет. Полетит мой ученик. Теперь он будет заниматься армией и флотом.
Саул Карат еле заметно нахмурился.
- Я должен буду подчиняться ему, как тебе?
- Да.
Адмирал явно собирался высказать какой-то протест, но замялся и промолчал.
- Как пожелаешь, милорд, - сказал он секунду спустя. - Когда мы должны выступить?..

...Я размышлял о специфике способов Утера Винна проверять знание Кодекса Ситхов, о его манере задавать вопросы-ловушки и заставлять тестируемого выстраивать логическую систему связок между краткими формулами Кодекса. Я вспоминал интонации, с которыми произносили имя главы Академии студенты и мастера Коррибана - в этих интонациях звучали уважение, привязанность, глубоко окрашенная личная преданность; о Джораке Ульне, бывшем главе Академии, сейчас, по слухам, скрывающемся в одной из гробниц Долины Темных Лордов, те же люди говорили совсем иначе: с застарелой неприязнью, с отвращением, а то и презрением, порой - с подавленным оттенком страха. Чем больше я размышлял об Утере Винне, тем острее понимал, что не испытываю никакого желания помогать его амбициозной ученице убивать своего мастера. Ютара Бан, бывшая рабыня, одержимая планами глобального переустройства мироздания, не казалась мне личностью достойной места главы коррибанской Академии. Чему она способна обучить новичков? Разве что тому, как следует наносить удар в спину своему благодетелю, не делая разбора в средствах на пути достижения великой цели... Отличный способ породить волну самоубийственного соперничества между ситхами - волну смертельных поединков, предательств и ударов исподтишка! Я пресытился предательствами - за последнее время я наелся их вдоволь. И лучше я сам совершу предательство - одно предательство, чем, плывя по течению, позволю вызвать резонанс измен и отступничества в очередном поколении ситхов. Определенно, мне следует рассказать Утеру Винну о том, что Ютара замыслила убить его...
Занятый своими мыслями, я автоматически исследовал помещение древней гробницы. Я как раз приблизился к саркофагу, когда почувствовал огромное возмущение в Силе. Я стремительно обернулся, отыскивая глазами его источник.
Это еще что такое?! Призрак?.. Ну, надо же - теперь я сподобился мистического общения, подобно Экзару Куну! Не так уж часто Сила выпускает обратно в мир пожранных ею существ...
Я подошел ближе к голубовато мерцавшей, призрачной фигуре. Курт судорожно вздохнул и выругался сквозь зубы. Кандерус молчал, но я чувствовал исходившее от него напряжение.
- Слишком долго... Слишком долго в темноте и холоде... Меня снова тревожат, - заговорил призрак. - Человек? А... что? Я тебя знаю?
- Полагаю, что я раньше бывал здесь, - ответил я. - Ты меня помнишь?
- Да... и все же нет. Сила внутри тебя так и бурлит, человек... а лицо, душа... прошло так много времени!
...Ммм-да! Похоже, внятного ответа от этой тоскливо ноющей субстанции добиться будет сложновато...
- Кто или что ты? - задал я вопрос, занимавший меня сейчас больше всего.
- Я... у меня было имя раньше. Аджунта Полл. Да, так меня зовут. Я был одним из многих. Мы были слугами Тьмы... Мы называли себя Лордами Ситхов. Так гордо!.. В конце мы не были уже такими гордыми... Мы прятались... прятались от тех, которых предали... Мы пали... и я знал, что так и будет...
Голос призрака звучал подобно завываниям ветра в узком колодце: благо, что на много тонов тише, и все же эти звуки раздражали мой слух.
- Ты был Лордом Ситхов? Из древних времен? - уточнил я.
- Древние?.. - заволновался призрак. - Почему ты используешь слово "древние"?.. Я был здесь так давно... так долго... Я не могу... не могу вспомнить... Мы были первыми. Первыми восставшими, предавшими... перешедшими на Темную Сторону. Такими сильными, как мы думали... Как мы ошибались!..
Мне нелегко было поверить услышанному. Неужели передо мной темный джедай времен первого раскола Ордена? Сколько же тысяч лет назад это было?.. Исторические свидетельства о том периоде весьма отрывочны, да и память меня подводит. Отчетливо помню только последовательность: интерес части джедаев к темным практикам еще не исчезнувшей тогда из пределов Галактики расы ситхов - именно расы, а не философско-религиозного учения, - и их уход из Ордена... А что было потом? Кажется первая война между темными и светлыми форсъюзерами, в результате которой большая часть джедаев, перешедших на Темную Сторону, была истреблена, а оставшаяся часть перессорилась между собой в борьбе за власть... Кажется, так.
- Что ты подразумеваешь под "теми, кого мы предали"? - решил я проверить свою догадку.
- Наши мастера-джедаи. Те, кто научил нас использовать Силу... Те, что берегли нас от Темной Стороны. Но мы были охвачены жаждой познать секреты, мудро отвергнутые ими... Нас... обнаружили? Или мы атаковали сами?.. Так давно... я больше не помню. Тут, куда мы пришли, мы росли... становились сильнее, или думали, что становимся... И тут мы пали.
- Пали? - я не любил это слово. - Как это случилось?
- Мы... прятались от джедаев, но уничтожить нас было суждено не им. Разве не ясно... что мы сделали? Мы уничтожили сами себя.
Меня начал разбирать гнев от его плаксивых речей.
- Мы прятались друг от друга, пытаясь стать сильнее, - заунывно продолжал призрак. - Мы сражались и убивали друг друга до тех пор, пока наша крепость сама не рухнула. И тогда наши секреты остались погребены тут, и ни у кого их нет больше... верно? Наша Сила ушла. Что сталось с нами?.. Разве... разве ситхи не уничтожены? Или... ситхи все еще процветают?.. Они вернулись сюда повторять наши ошибки?
"Да какой ты, к сарлакку, ситх!" - хотелось мне выплюнуть откровенно, но я привычно обуздал свой возмущение: прежде чем рубить с плеча, стоит выяснить, нельзя ли извлечь из общения с этим призраком какую-либо пользу.
- Ситхи процветают, и теперь более могущественны, чем прежде, - ответил я ровным голосом, все же позволив себе испытать удовлетворение от внутреннего злорадства.
- Так много... прошло так много времени, - горестно покачал головой призрак. - А мы так и ничему не научились... совсем ничему...
- Почему ты тут остался? - задал я следующий вопрос.
- Остался?.. - он, кажется, меня не понял. - Я... остаюсь? Я... так долго сожалел... о том, что сделал... Мой меч... я наполнил его своей гордостью. И он похоронен... вместе со мной. Такой же труп, как и я. Я мертв, и моя вера... мертва. Я должен тут оставаться... в окружении Тьмы, как и при жизни...
Я стиснул зубы: мне очень хотелось ругаться на хаттском.
- Мне нужен меч, о котором ты говоришь, - потребовал я резко.
Призрак слегка оживился.
- Ты ищешь мою Силу?.. Она разрушит тебя, так же, как и меня... Но ты же такой упрямый... как все мы были. Я хотел бы, чтобы мой меч... унесли отсюда. Я не хотел бы, чтобы он... сгнил, как и я. Ты заберешь его?
- Да, - ответил я сухо, едва сдерживая бешенство. - Как это сделать?
- Там... у меня в саркофаге есть три меча, три копии. Только один из них подходящий, но я не помню какой именно... Прошло так много времени... Я не помню... Ты должен выбрать сам. Вставь меч в руку моей статуи... Если ты угадаешь, я отдам тебе оригинал.
- А если нет? - я задавал вопрос, уже предчувствуя ответ.
- Тогда ты должен будешь умереть... Так должно быть. Послушай... Я помню о мече только одно: "Я тот, кто захватывает сердце в битве, слушает ночь и заставляет замолкнуть Свет". Это было давно... написано на мече... очень давно...
Несложная загадка. Забрав мечи из саркофага и вставив в руку статуи Аджунты Полла черный двухсторонний меч, изготовленный из неизвестного мне материала и маркированный сталью, я вернулся к призраку.
- Да... этот, - подтвердил он. - Это тот меч, который разрушил меня. Забирай его... бери его и остальные мечи... и уходи!.. Моя вина ждет меня в моей Тьме...
Я отпустил свои эмоции на волю.
Отвращение, разочарование и ярость взвинтилась во мне тугой волной. И этой тряпке, этой джедайской подстилке под ноги, отгрохали такую гробницу?! Его имя почитали, на его дела оглядывались, его поступки ставили в пример?! Да он просто оскорбление самого звания ситха, и его присутствие здесь - осквернение священной земли долины!
- Какое разочарование! - сказал я язвительно. - "Великий" Аджунта Полл!
Я атаковал призрака, не задумываясь о том, способен ли вообще нанести ему вред. Эту мерзость следовало отсюда вытравить! Кандерус присоединился ко мне мгновение спустя. Курт промешкал, но с запозданием все-таки открыл огонь из бластеров.
...Призрака мы одолели. Видимо, его форма была частично материальна - по крайней мере, удар лайтсабером по ней вполне можно было нанести...
Гробницу Аджунты Полла я покидал с гадливым чувством на душе.
Коррибан: сон четвертый.
...Звук шагов Малака выдавал его ярость: чересчур быстрый шаг и при этом чеканно твердый...
Дверь разъехалась. Он переступил порог. Дверь схлопнулась за его спиной.
- Ты что, вообще, творишь?! - очень низко звучащий сейчас голос Малака заполнил все пространство каюты, а, учитывая ее размеры, это было весьма непросто. - У тебя хоть какая-то совесть осталась, Реван?!
...Приходилось прерывать медитацию...
Я пошевелился, проверяя, насколько хорошо слушаются мышцы приказов мозга после расслабленности транса, и открыл глаза.
- Тоном тише, ученик, - сказал я предупреждающе холодно. - Ты оторвал меня от медитации.
- Ты еще можешь медитировать после того, как... после того!..
Дыхание вырывалось через его плотно сжатые зубы со звучным шипением.
- А что такое произошло? - спокойно осведомился я. - Из-за чего весь крик?
- Он еще спрашивает!
Малак по-прежнему стоял у двери, ни шага не сделав от порога, и все его тело было напряжено, как будто бы в готовности к атаке.
- Не кричи, сядь, объясни, что тебя так взволновало, - я старался говорить успокаивающе, поскольку мне не впервые доводилось наблюдать у своего ученика подобные нынешней вспышки неконтролируемой ярости, и я знал, как нужно с ними бороться.
- Что ты сделал с Эттоном?! - бросил он мне в лицо.
В первый миг я не понял, о чем он говорит. Потом до меня дошло, и я рассмеялся.
- Так весь этот крик из-за нашего маленького охотника-за-джедаями?.. Ну-ну, Малак, хватит играть в защитника всех слабых и обиженных! Ничего я Эттону не сделал плохого. Мальчик был счастлив, доволен и горд, когда мы с ним расставались...
- Ты сам-то веришь в то, что говоришь?! - прошипел Малак сквозь зубы. - Твоим вниманием к нему он, конечно же, доволен и горд, но вот в то, что он счастлив - ни за что не поверю!.. Поставь себя на его место! Ты был бы счастлив, если бы у тебя отняли возможность ощущать Силу, едва ты только успел окунуться в ее поток?! Ты был бы счастлив, если бы тебя лишили зрения и перекрыли тебе кислород, если бы у тебя отняли способность к тактильным ощущениям?.. То, что ты сделал, ничем не лучше! Отрезать форсъюзера от Силы - это все равно, что оглушить, ослепить его, лишить его восприятия вкуса и запаха, оставить его в пустоте, лишенной наполненности и красок жизни!
- Никто не отрезал Эттона от Силы, - холодно возразил я. - Сила с ним, она питает его умения и защищает его...
- Но он ее не чувствует!
- Как и на протяжении большей части своей жизни. В этом для него нет ничего нового. Если бы он ощущал Силу с ранних лет детства, невозможность сознательно взаимодействовать с ней стала бы для него тяжелым ударом, тут ты прав, Малак, - я кивнул ученику, пытаясь утишить его гнев своим согласием. - Но способности Эттона к форсъюзерству слишком долго дремали в бездействии, период его активного взаимодействия с Силой был слишком короток, чтобы потеря контакта с Силой могла стать серьезным ударом для его психики...
- Но она стала таковой! - гнев в голосе Малака не шел на убыль; он клокотал, набирая раскаты. - Спроси студентов и мастеров Коррибана! Мальчишка там теперь в тоске! В полном раздрае! Убивает сокурсников на тренировках, а ночью рыдает в подушку! Он...
- Мне нужны охотники-на-джедаев, - перебил я ученика, и добавил, подчеркнув голосом: - охотники-нефорсъюзеры. Из всех, кого мы набрали на этот курс, Эттон - кандидатура, подающая наибольшие надежды. Если он, еще будучи ребенком, был невероятно эффективен, как шпион и убийца, представь, какое совершенство можно вырастить из него при правильном обучении и тренировке... Ты же все понимаешь, Малак!
- Я-то понимаю, а вот ты, похоже - нет! - не унимался ученик; он по-прежнему стоял возле двери в напряженно-застывшей позе, стиснув кулаки; гнев в смеси с разочарованием и горьким недоумением читались на его лице. - Эттон был полезен тебе именно как неодаренный, и ты без малейшего колебания отрезал его от Силы, даже не задумавшись, каково будет ему, как воспримут твой поступок окружающие... Ты!.. Ты...- Малаку не хватало ни дыхания, ни слов на связные формулировки, - хуже! Ты влюбил в себя этого мальчишку! Он даже не винит тебя, за то, что ты сделал! Он же тебя, сволочь, боготворит!
- Малак... - начал я предупреждающим тоном, но ученик не собирался сбавлять обороты.
- Ты подумал, каково будет Саулу, если до него дойдут слухи об этом?! Он тебе доверил племянника! Он думал, что ты его будешь учить! А ты что сделал?!.. Ты подумал, что это может подорвать лояльность Саула к нам?! Ты подумал, каково будет мне увидеть, как Эттон попадает в ту же ловушку, что и я когда-то?! Ты... ты вечно декларируешь на словах уважение, дружбу, привязанность, но когда дело доходит до конкретных действий, мы все - я, Саул, Эттон - превращаемся для тебя в карты, розданные для тура пазаака! Так, Лорд Реван?! Ты всем и каждому показывал, что горячо привязан к Эттону, а потом взял и поступил с ним так, как только с врагами поступать можно! Вот уж воистину: "Что хуже милосердия? Только любовь!"
- Контролируй свои эмоции.
- Даже не собираюсь!
- Сбавь тон, ученик, - снова предупредил я, сделав акцент голосом на обращении, а затем подпустил в тон каплю насмешки: - иначе мне останется предположить, что твои чувства к Эттону не столь джедайски-благородны, чисты и невинны, как ты хочешь меня убедить! Может быть, дело в переносе? Может, ты ассоциируешь себя с Эттоном: он сейчас и ты - тогда? Ах, бедные-бедные доверчивые мальчики, обманутые нехорошим Реваном! Не погладил их нехороший Реван по головке, не обнял, не вытер им слезки!..
Меня подхватило невидимым вихрем, подняло в воздух, а потом с размаху шваркнуло о стену каюты. Почти тут же разряд молнии Силы пронзил тело, вызвав кратковременный мышечный спазм. Меня оглушило звуковым ударом, от которого чуть не лопались барабанные перепонки, и одновременно горло перехватило удушье.
Ничего не видя перед собой, не успев сообразить, что происходит, я поднял стены защиты сознания и потянулся сквозь полную Тьму, окружившую меня, к пламенному язычку Силы, производившему на меня атаки. Нашел. Схватил. Стиснул. И начал рвать плоть носителя этой Силы своею Силой в лохмотья.
...Так я когда-то убил Мандалора, когда уже сам почти бы побежден им. Именно поэтому я сбросил тело вождя кланов в кратер - никому не следовало видеть, что произошло с ним...
...Этот мой особый талант всегда умилял моего мастера, и она называла его варварской боевой формой телекинеза...
...Я не любил эту свою способность, и никогда не применял ее осознанно. Она срабатывала сама, при полной расторможенности волевого контроля, когда разум отказывал мне, а доминантой подсознания становился страх за свою жизнь. До сих пор такое случалось лишь трижды...
Я остановился только тогда, когда огонек жизни моего противника почти потух. Ко мне вернулось зрение, слух, осязание. Ко мне начал возвращаться разум.
Я попытался встать на ноги - все тело болело. Тогда я оставил попытки и просто сел. Потер глаза, пытаясь ликвидировать неприятное ощущение рези, огляделся...
...тело, до такой степени обезображенное, что я не признал бы в нем своего ученика, если бы не его одежда и тот факт, что никого больше в каюте не было, лежало на полу у двери. Вывернутые суставы, торчащие наружу кости. Растекающаяся под телом кровавая лужа. Ошметки кожи и мяса, раскиданные вокруг. Нижняя часть лица Малака превратилась в кровавое месиво.
- Тьма великая!.. - прошептал я севшим голосом.
Потом, начисто забыв, что можно включить внутрикорабельную связь при помощи Силы, кое-как вскарабкался на ноги, в несколько шагов одолел расстояние, отделявшее меня от компьютерного терминала, ткнул дрожащим пальцем в кнопку включения и еле выговорил в микрофон:
- Меддроидов на шестую палубу, в апартаменты. Немедленно! Приготовить колто-камеру, режим... для умирающего. Колто чтобы стерильный... Не экономить!

Я спустился по лестнице и подошел к ожидавшим меня Утеру Винну и Ютаре Бан.
- Итак, ты вернулся с лайтсабером, как я и рассчитывал, - приветствовал меня глава коррибанской Академии.
Лайтсабер с клеймом ситхов на рукояти, оставленный Утером Винном в гробнице Нага Садоу перед началом испытаний, должен был служить доказательством того, что я прошел систему ловушек и тестов до самого конца. Я забрал меч с постамента коленопреклоненной статуи ситха, находившейся в главном помещении гробницы, рядом со Звездной Картой, заменявшей отсутствующий здесь саркофаг.
- Сила хорошо тебе послужила, - одобрительно кивнула мне тви'лечка.
- Ты пошел на риск, добывая артефакт, - сказал Утер Винн.- Ты использовал разум, Силу и боевые навыки, а это не мирная медитация. Иногда, чтобы достичь чего-то, ты должен сражаться. Бой делает тебя сильнее, бой дает тебе страсть. Страсть дает тебе превосходство. Урок, который тебе преподали, является частью последнего теста. Понимаешь?
- Думаю, я понял, - ответил я.
- Хорошо, - кивнул мужчина. - Теперь пришла пора завершающей части твоего испытания. Здесь ты выучишь урок соревнования. Все живые существа, чтобы выжить, должны соревноваться. Таков естественный закон Вселенной. Чтобы обрести твердость духа, надо познать смерть... один из двоих соперников всегда должен двигаться вперед. Среди ситхов законы те же. Соревнуйся или умри. Милосердие неприемлемо. Итак, в последнем тесте тебе предстоит сразиться с равным себе, с таким же, как ты, потому что нет иного способа доказать превосходство и отсутствие милосердия. Обычно это бывает другой студент. Но к тебе особое отношение. Ты будешь сражаться с Ютарой... моим личным учеником.
- Что?! - вскрикнула тви'лечка и всем корпусом развернулась к Утеру Винну. - Так вот, что ты планировал, велев мне принять участие в этом экзамене... Ты хочешь убить меня!
"Как ты сама хотела убить его! - усмехнулся я мысленно. - Недальновидно было с твоей стороны, девочка, выбирать в помощники первого встречного, вроде меня".
- Верно, - спокойно подтвердил тот. - У тебя появились слишком большие амбиции, Ютара. Пришло время тебе умереть, а кому-то... более талантливому и рассудительному... занять твое место.
- Нет уж! - женщина оправилась от первого шока и победно усмехнулась, уперев руки в бедра. - Время умереть пришло для тебя! Со мной мой человек.
Утер Винн рассмеялся. У него был приятный смех: негромкий, глуховатый и какой-то... шуршащий. Этот смех вызвал у меня немедленную ассоциацию с золотой осенью на Дантуине.
- Мне жаль, Ютара, но ты ошибаешься, - пояснил он свою реакцию, отсмеявшись; интонация его голоса была шелковистой. - Ты так и не научилась разбираться в людях. Твой человек куда более амбициозен, чем ты думала... не так ли, юноша? - взглянул он на меня.
- Я с мастером Утером, Ютара, - подтвердил я.
Женщина-тви'лек несколько мгновений в потрясенном молчании смотрела на меня, потом взвизгнула:
- Глупец! Ты не понимаешь, что ты наделал!
...Еще как понимаю, девочка!..
Я вопросительно взглянул на Утера Винна.
- Тест продолжается, как и должно, - он сделал мне приглашающий жест рукой в сторону Ютары. - Победи и получишь награду, юноша.
- Единственная награда, которой ты заслуживаешь, это смерть! - выкрикнула женщина, активируя сабер.
Глава коррибанской Академии отступил на шаг назад, освобождая нам пространство для поединка.
- Учти, моя дорогая, - произнес он при этом негромко, - что некоторые тесты менее честны, чем остальные. Желаю удачи!
Он намекал на медленно действующий яд, накануне подмешанный по его приказу и при моем посредстве в пищу Ютары. Поняла ли она его намек?.. Не знаю. Выглядела она сегодня неважно, так что вероятно яд уже сказался на ее самочувствии.
Я отбросил в сторону лишние мысли.
...Бой был коротким - хватило нескольких точных ударов. Я даже не применял Силу, мне хватило меча.
Яд ли сделал свое дело, или тви'лечка с самого начала была мне не соперницей, но победа в поединке с нею далась мне без малейшего труда. После ранения с левой стороны в подреберье, у Ютары подкосились ноги, и она рухнула на каменные плиты пола. Недолгие конвульсии - и она умерла.
- Чудесная победа, мой юный ситх! - похвалил Утер Винн, подходя ближе. - Противник лежит мертвым у твоих ног, и награда твоя... Последний тест пройден, - возникла недолгая пауза, в течение которой глава коррибанской Академии внимательно рассматривал меня, а потом заговорил снова: - Я вижу, что в душе ты настоящий ситх. Ты одарен большими способностями, в этом я больше не сомневаюсь, но... Есть в тебе что-то странное, юноша. Я почувствовал это, как только впервые увидел тебя. В тебе есть нечто необычное, чего я не встречал еще ни в ком. Ты не похож на других студентов моей Академии, - он немного помолчал, что-то обдумывая, а потом спросил в лоб: - Возможно, ты не тот, за кого себя выдаешь? Скажи мне, юноша... скажи мне, кто ты... Кто ты такой на самом деле?
Он воздействовал на меня построением фраз и интонациями голоса, убеждая меня раскрыть свой секрет. "Очень харизматичная личность, - подумал я. - Стальная рука под шелковой перчаткой". Также я почувствовал давление его Силы, приказывающей мне дать правдивый ответ, но мне хватало сил сопротивляться этому внушению.
Я взвесил все "за" и "против".
... Если я убью этого человека ради сохранения своей тайны, к каким это приведет последствиям?.. Скорее всего, мне придется сражаться с оравой студентов, пытающихся отомстить за своего мастера. Мне придется методично вырезать всю коррибанскую Академию, а я этого не хочу. Если я раскрою свое инкогнито перед ним, и он поверит мне, и не проявит агрессии, даст ли мне это какие-либо преимущества?.. Несомненно, даст. В идеале это даст мне поддержку, или минимум - нейтралитет, со стороны студентов и выпускников Академии в моем противостоянии с Малаком. Плюс к тому, и существенный плюс, в том, что мне не придется истреблять молодое поколение ситхов. А если Утер Винн, взяв мою сторону на словах, позднее предаст меня и донесет моему бывшему ученику, что я побывал на Коррибане?.. Многое ли это изменит?.. Нет, ничего это не изменит. Малак и без того знает, что я ищу Звездные Карты ракатан, чтобы отыскать заново забытый мною путь к Кузнице Звезд...
- Я Дарт Реван, - сказал я и чуть улыбнулся. - Надеюсь, на этой планете еще не успели забыть мое имя?
Он поверил мне. Сильное удивление читалось в его глазах, хотя лицо осталось невозмутимым.
На некоторое время между нами повисло напряженное молчание. Потом он заговорил, и голос его был задумчивым:
- Теперь понятно, почему я ощущал в тебе такое мощное течение Силы... Вот, значит, как? Дарт Реван не мертв, как все мы думали... Мы не встречались раньше, а ведь я стал главой Академии еще при тебе, свергнув старого маразматика Джорака Ульна. Помню, как первое время я все ожидал твоего прилета на Коррибан, разговора с тобой, объяснений... А ты все не появлялся. Я вспомнил слухи, ходившие между студентами, о том, что раньше ты навещал Академию часто только из-за учившегося здесь Эттона Карата, а после того, как он выпустился, ты перестал нас баловать визитами... Потом пришла весть о твой смерти и о том, что твой ученик занял трон ситхов. Малак ни разу не бывал здесь со времени своего возвышения. Конечно, все мои выпускники присоединяются к его армии, но... личными обязательствами я не связан. Ты ждешь от меня, чтобы я сделал выбор между тобой и Малаком?.. Позволь мне отсрочить его. В любом случае, судьба уведет тебя отсюда. Без сомнения, она ведет тебя сразиться с твоим бывшим учеником... Тогда следуй за свой судьбой, мой Темный Лорд. Я никому не скажу ни о том, что ты был здесь, ни о том, что ты здесь делал. Если ты докажешь свое право и вернешься с победой, и я, и все ситхи Коррибана станем твоими слугами.
Утер Винн низко мне поклонился. Выпрямился и пристально посмотрел мне в глаза. Еще раз коротко кивнул и, повернувшись, зашагал к выходу из гробницы.
Я посмотрел на мертвое тело Ютары Бан.
Вот и еще один ситх на моей совести - той совести, что корнями уходит в собственное мое мировоззрение, в значимые для меня ценности и в запреты, которые я сам положил для себя в обход чьей-либо воли. Еще один мертвый ситх... Что ж, лучше один, чем сотни! Я сделал правильный выбор, заняв сторону Утера Винна в его конфликте с собственной ученицей. Похоже, что мне не придется заменять главу коррибанской Академии, когда я верну себе власть над ситхами. Утер Винн - умный человек и чуткий к веяньям Темной Стороны Силы20.

***
"Эбеновый Ястреб" вышел из гиперпространства в системе Звездной Кузни. И сама Кузница Звезд была сейчас прямо перед нами - гигантская сфера с тремя вертикальными крыльями-лопастями - непомерная махина, больше любого космического корабля в сотни раз.
- Звездная Кузня!.. Я никогда не видел ничего подобного, - потрясенно протянул Курт, но его руки уже мелькали над кнопками пульта.- Я пересылаю наши координаты адмиралу Додонне. Возможно, быстрый удар сможет нанести ущерб флоту ситхов, - и еще прежде, чем я решил, что не стоит пресекать эту его инициативу, он сказал: - Сообщение отправлено. Теперь мы должны просто ждать, пока покажутся республиканцы... Корабль вне досягаемости сенсоров ситхов, так что здесь мы будем в безопасности.
"Когда-нибудь я убью этого человека, - пообещал я себе мысленно. - И, надеюсь, это произойдет уже скоро".
Внезапно на зеленых развертках локатора замелькали красные точки, а внутренний терминал безопасности исторг из себя вопль сирены.
- Что это?
Я сделал шаг вперед от навигационной карты и оказался за спиной у республиканца, сидевшего в кресле первого пилота.
- Небольшая группа ситхских истребителей, - отозвался Курт. - Приближаются быстро! Кто-то должен занять орудийные турели!
Конечно, это придется сделать мне! А кому же еще?.. Ладно. По крайней мере, Онаси не посмел мне отдать прямого приказа, как сделала во время нашего бегства с Тариса Бастила.
Я выскочил из рубки и бегом промчался короткий коридор до кают-компании, а вслед мне неслось:
- Надо сбить эти истребители, пока они не доложили о нашей позиции основному флоту!
Когда я добрался до кабины стрелка правого борта, Кандерус уже занял левую турель. Нас преследовали шесть беспилотных истребителей ситхов.
Мне как раз удалось поймать в прицел и расстрелять вторую по счету машину, когда включилась внутрикорабельная связь, и штурман "Эбенового Ястреба" сообщил:
- У нас проблемы! Мы влетели во что-то вроде искажающего поля... Все мои приборы сбиты! Во всех наших системах массовая перегрузка!
У меня не было времени отвлекаться и задумываться о новой нежданной неприятности - я стрелял.
Я подбил пятый истребитель, заходивший на очередную атаку по широкой дуге, а Кандерус разделался с шестым, мчавшимся на турель прямо в лоб, видимо, рассчитывая после стрельбы в упор увильнуть от столкновения в последний момент, когда снова заработал передатчик внутренней связи:
- В этой солнечной системе одна единственная планета, - треск статического электричества заглушал голос Курта Онаси. - Я попытаюсь посадить нас там... Держитесь! Похоже, посадка будет жесткой!
Двигатели "Эбенового Ястреба" работали на полную мощность, но корабль не столько снижался, сколько падал на неизвестную нам планету.

***
События понеслись с небывалой скоростью, словно от того, уложился ли мы с решением своих проблем в одни сутки, зависело будущее Галактики.
Уход с корабля и обследование местности. Поиски запчастей для починки гипердвигателя. Встреча с потомками воинской касты ракатан, ныне выродившейся в полудикое племя Черных Ракат, и возобновление мною давнего договора с их вождем, которому я обещал когда-то, что уничтожу племя Старейшин - клан потомков жреческой касты Безграничной Империи. Зачистка поселения Старейшин. Обряд, проведенный жрецами Черных Ракат, чтобы снять энергетическое поле, перекрывающее вход в Храм древней цивилизации, построившей Звездную Кузню. Мое яростное желание войти туда в одиночку: я чувствовал - я предчувствовал, что должен идти один; и безмерное раздражение: я не успел войти в Храм, жрецы не успели закончить ритуал до того, как появились Джоли Биндо и Юхани. Никто, кроме форсъюзеров не смог бы, в принципе, перетупить порог Храма - защитные системы бы не впустили. А я... я не хотел входить туда вместе с джедаями. Дурные предчувствия во мне все росли, и их только подкрепляли заверения джедаев, что они должны быть рядом со мной, так как "Темная Сторона невероятно сильна в этом месте", и если я войду один, мне "будет угрожать смертельная опасность". Я был практически убежден в том, что основная опасность, которая мне может там грозить, будет исходить от самих джедаев. И предчувствия меня не обманули.
...Поднявшись на верхний этаж Храма, большая часть которого находилась под открытым небом, я сразу заметил вдалеке, под статуей Сумеречной Матери, богини древних ракатан, маленькую фигурку человека, ожидавшего нас. Когда мы подошли ближе, стало ясно, что это Бастила. Мне даже не нужно было смотреть ей в глаза или прощупывать ее Силой - мне достаточно было одного взгляда на ее одежду, на форменную робу темного форсъюзера армии ситхов, чтобы понять, что произошло: Малак сломал джедайку и перевел ее на Темную Сторону Силы. Что-то сейчас будет!..
- Реван! - шагнула нам навстречу Бастила. - Я знала, что ты придешь за мной. Малак думал, что ты побоишься снова войти в этот Храм, но он не знает тебя так хорошо, как я... Того тебя, каким ты стал, изменившись.
"Ошибаешься, девочка, - подумал я. - Обольщаешься самообманом. Я нынешний не слишком-то сильно отличаюсь от себя прежнего. А тебе хорошо знакома лишь маска Таана Рейна, не более того!"
- Скорее, Бастила, пошли с нами! - окликнула джедайку-отступницу Юхани, подошедшая к месту встречи вслед за мной. - Надо бежать!
- Нам нужно отключить поле разрыва и выбраться отсюда, пока не вернулся Малак, - поддержал женщину-кошку подоспевший Джоли Биндо.
- Бежать? - презрительно переспросила Бастила. - Вы не понимаете. Я присягнула на верность Лорду Малаку и ситхам. Я больше не пешка Совета Джедаев!
Джоли Биндо, молча оглядев темноволосую девушку, скорбно покачал головой. Юхани тоже начала что-то понимать: во всяком случае, шаг ее сбился, она запнулась на месте, и радостное выражение исчезло с ее лица. Возможно, она прощупала Бастилу через Силу и ощутила клубившуюся вокруг нее Тьму.
- Что ты имеешь в виду? Объяснись, - потребовал я.
Конечно же, мне и без подробных объяснений было ясно, что имеет в виду Бастила, но маска слегка туповатого косморазведчика, до которого медленно доходят самые элементарные вещи, а потому ему надо все разжевать и в рот положить, настолько срослась с лицом, что роль Таана Рейна я играл уже почти рефлекторно: я мог исправно подавать реплики в духе роли, пока голова была занята другим.
- Ты точно знаешь, что я имею в виду, Реван, - объявила Бастила. - Посмотри, что сделал с тобой Совет! Они превратили тебя в свою марионетку. Они поступают так со всеми, кто действительно наделен Силой. Они говорят о Темной Стороне так, будто бы ее следует бояться, но, на самом деле, их истиной целью является контроль над всеми, кто владеет Силой. Страх перед Темной Стороной - это лишь инструмент для поддержания контроля!
"Ты мне еще тут лекцию о преимуществах Темной Стороны прочти", - подумал я беззлобно. Довольно забавно было видеть эту милую праведницу с упоением проповедующей в своей прежней манере такие вещи, которые совсем недавно ее саму испугали бы до колик, одновременно вызвав фанатичный гнев.
- Как ты думаешь, почему джедаи запретили тебе и Малаку вступать в Мандалорианские Войны? Они знали, что там ты сможешь раскрыть свой потенциал и вырваться из-под их контроля!.. - горячо продолжала Бастила. - Малак показал мне, что Совет Джедаев управлял мною так же, как когда-то пытался управлять тобой. Они сдерживали меня, потому что знали, что однажды я стану сильнее их всех!
- Твое обращение заняло немного времени, не так ли? - насмешливо протянул я, скривив губы в усмешке. - Я всегда знал, что твоя воля слаба!
Эту фразу произнес уже вовсе не Таан Рейн: маска не сама сползла с моего лица по нелепой случайности или из-за недостатка контроля - я отбросил ее сознательно. Я успел проанализировать ситуацию и принять решение. Если Бастила перешла на Темную Сторону, она мне пригодится в качестве союзника. Дело стоит за одним: убедить Бастилу, что я окажусь для нее намного лучшим господином, чем Малак. Для достижения этой цели мне надо первым делом разбалансировать психику Бастилы, сделать ее уязвимой. В такие игры я умею и люблю играть.
Девушка вздрогнула так, как будто бы я ее ударил. На мгновение глаза ее стали бездонно-темными, а взгляд - потерянным и беззащитным, но мгновение прошло, и она взяла себя в руки.
- Сначала я сопротивлялась, - заговорила Бастила холодно, но чувствовалось, что спокойствие ее - лишь тоненькая корочка льда над кратером бурлящей лавы страстей. - Я выдержала все ситхские издевательства с бесстрастным спокойствием настоящего джедая, опустошив свой разум, но через неделю непрерывных пыток ко мне озарением пришла правда. Малак заставил меня признать мою боль и злость, он показал мне освобождающую силу этих эмоций. А потом он показал мне, как джедаи лишили меня того, что принадлежит мне по праву! - она сорвалась-таки на повышенный тон, и я ощутил исходящий от нее гнев пополам со смятением и болезненной горечью. - Совет Джедаев постоянно использовал мою Боевую Медитацию в своих войнах, но они все равно продолжали относиться ко мне, как к ребенку, как к подчиненному!.. В свои 29 лет я продолжала оставаться падаваном, хотя мастер Вендар давно уж ничему не учил меня! - ее обида взвинтилась до уровня истерики, но гнев продолжал превалировать, и это меня радовало. - Они... они все... завидовали моей Силе... или тому, кем я могу стать! Они хотели, чтобы я склонялась перед ними, называла их мастерами, следовала их Кодексу и исполняла все их прихоти! Все это время они использовали мою Боевую Медитацию для своих корыстных целей, ничего мне не давая взамен!
Пауза. Она передохнула - ей не хватало дыхания от ярости, - собираясь продолжить свою обличительную речь. Я воспользовался моментом.
- Это хорошо, Бастила, что ты, наконец-то, осознала, как обманывали тебя джедаи, и увидела путь к освобождению от оков, - я говорил негромко, мягко, не позволяя доверительности интонаций перерасти во вкрадчивость; я намеренно подчеркивал контраст моего теперешнего дружелюбного тона с агрессивным звучанием моей предыдущей фразы. - А теперь вспомни, кто перед тобой.
Джоли Биндо сильно нахмурился и что-то пробормотал себе под нос. Юхани бросила на меня встревоженный взгляд.
Бастиле не потребовалось много времени, чтобы осознать, на что я намекаю.
- Когда-то ты был Реваном, Темным Лордом и мастером ситхов, но теперь это не так, - покачала она головой, понемногу успокаиваясь: ведь речь теперь шла не о ней. - Сейчас ты только пешка в руках Совета Джедаев и Республики, которой они служат. От той Силы, что была у тебя когда-то, остались лишь жалкие крохи, и твой разум тебе не принадлежит.
Я трижды проклял патовую ситуацию, в которую меня загнала столь долго сохраняемая конспирация: я слишком часто позволял Бастиле помыкать собой и принимать за меня решения, я так редко ставил ее на место, что теперь она просто не видела во мне Дарта Ревана. Она видела только Таана Рейна.
- С мощью Кузницы Звезд Малак уничтожит Республику и завоюет всю Галактику, - подвела итог своим рассуждениям девушка. - И я буду последователем на его стороне... после того, как докажу свою пригодность, убив тебя!
Бастила бросилась на меня, активировав сабер - красный. Конечно, красный. Я предоставил бой Юхани и Джоли Биндо, отступив за их спины. Бастила мне еще пригодиться. То, что моя обработка не дала желаемого эффекта с первого раза, еще ничего не значит: попробуем снова. Мне нужен темный форсъюзер на моей стороне! Значит, убивать Бастилу нельзя - только подранить. Если мы нападем втроем, опасность ненароком прибить ее станет выше. Я лучше подожду, когда она запросит пощады.
...Все произошло практически так, как я и планировал. Получив несколько легких ранений и видя, что с двумя бывшими товарищами ей не справиться, Бастила, слегка оглушенная пущенной мной для порядка - чтобы не вызывать у джедаев лишних подозрений - молнией, отшвырнула от себя круговой волной Силы Юхани и Джоли Биндо и попыталась возобновить разговор.
- Ты сильнее, чем это даже можно было себе представить после того, что сделал с тобой Совет Джедаев, Реван, - обратилась она ко мне, и я сделал знак джедаям, в этот момент вскарабкивающимся на ноги, чтобы они не атаковали; как не странно, эти двое послушались. - Похоже, Малак ошибся: мощь Темной Стороны совсем не ослабла в тебе!
Я был удивлен словами Бастилы. Похоже, я чего-то не понял. С чего вдруг такой резкий переход от презрения к восхищению?.. Ни за что не поверю, что одна единственная пущенная мной молния Силы так ее впечатлила! Тут что-то другое...
Может быть, ее поразило именно то, что я практически не участвовал в драке? Если так, то, значит, в ее душе осталось значительно больше джедайских ценностей, чем мне бы того хотелось. Она подумала, что я проявляю милосердие к ней, в этом дело? Если так, что ж... Бедная глупышка! Ни о каком милосердии с моей стороны речи не шло: не атакуя ее, я был сугубо корыстен. Я, в конце концов, не такой идиот, чтобы в одиночку ринуться на штурм Звездной Кузни! Вскоре мне очень пригодится помощь форсъюзера-не-джедая. Или, быть может, она вспомнила наш длительный флирт и решила, что я щажу ее, потому что к ней привязан?.. Вдвойне глупо! Или... Или, чем Сила не шутит, она сама успела влюбиться в меня, а я этого не заметил?.. Но если так, то почему она тогда не взяла мою сторону, когда я предлагал ей такую возможность, а вместо этого атаковала?.. Возможно, Малак, не будучи в ней уверен, Силой впечатал ей в мозги приказ убить меня... Да, такое возможно. И даже очень вероятно. А угроза для жизни может рассеять даже мастерски внушенный приказ - это не ново.
Какие еще есть варианты?
Например... А что если Бастила разыгрывает тут передо мной спектакль по написанному Малаком сценарию? Что если она пытается заманить меня в ловушку, убедив в том, что стала моей искренней сторонницей? Что тогда? Конечно, любая ловушка в нынешней ситуации будет означать для меня новую встречу с Малаком, но я-то собираюсь встретить его с мечом в руках, и мне вовсе не улыбается оказаться перед ним беззащитным и безоружным пленником!.. Нет, чушь! Бастила - слишком искренняя и импульсивная особа, чтобы Малак стал делать ставку на ее актерское мастерство. Утаивать информацию она еще худо-бедно умеет, но лгать не может абсолютно, ее фальшь сразу видна насквозь.
- Теперь ты видишь силу настоящего Темного Лорда, - сухо ответствовал я.
- Да, Реван! - энергично подтвердила Бастила. - Я была там, когда ты чуть не погиб в ловушке, устроенной Советом Джедаев; я использовала Силу, чтобы сохранить тебе жизнь. Мы навеки связаны моими действиями на том мосту! Совет попытался использовать нашу связь. Они надеялись, что твои воспоминания приведут меня в Звездную Кузницу. Но в наших общих видениях Звездных Карт я также ощутила в тебе остатки Силы! Ты заслуживаешь быть повелителем ситхов, а не Малак. Теперь я вижу это. Вместе мы сможем уничтожить твоего бывшего ученика. И если мы объединим усилия, ты сможешь получить назад свою утраченную сущность!
- Ты предлагаешь мне свою помощь, чтобы вернуть утраченное? - переспросил я и добавил резко: - Ты не можешь не знать, что слияние наших разумов в Силе не вернет мне моих воспоминаний, потому что в прошлом мы были с тобой едва знакомы, и в твоей памяти нет информации, которая помогла бы мне вспомнить себя!
Бастила не смутилась:
- Это так, Реван, твои воспоминания утрачены безвозвратно. Но твоя Сила, твой ум, могущество твой воли, сущность того, кто и что ты есть - вот что еще остается! Когда-то, давным-давно, ты отрекся от Совета Джедаев, первым за многие поколения освободившись из-под их власти. Ты по праву заслужил свой титул Темного Лорда Ситхов! Вместе мы сможем низвергнуть Малака и вернуть то, что принадлежит тебе!
Она верила в то, что говорила. В ее голосе звучала та же искренняя убежденность, с которой она прежде наставляла меня страшиться соблазнов Темной Стороны Силы и хранить верность Ордену Джедаев. Вот ведь, шутка судьбы!..
- Какие у меня гарантии, что ты не предашь меня? - задал я идиотский вопрос.
Феноменально идиотский вопрос - я прекрасно осознавал это, но мне хотелось услышать, как она станет на него отвечать. Если тщательно и беспристрастно анализировать слова человека, можно узнать много такого, чего иными путями не доищешься.
- Клятва ученика учителю, - ответила Бастила немедленно. - Она укрепит нашу и без того прочную связь в Силе. Никто не сможет разорвать эту связь. Я дам тебе клятву, и вместе мы станем непобедимы!
...Так значит, она хочет стать моим учеником. Клятва ученика - тоже мне, нашла панацею от всех бед! Как будто у меня перед глазами нет множества примеров нарушения этой клятвы - как будто я не знаю, что каждый ученик рано или поздно начинает мечтать о том, чтобы примерить на себя мантию своего мастера!.. Впрочем, сейчас - именно в этот момент - она искренно верит в то, что будет хранить мне преданность, она хочет ее хранить. Похоже, действительно, влюблена...
До джедаев только теперь окончательно дошел смысл происходящего. Или они медлили до сих пор по какой-то иной причине?.. Не знаю.
Джоли Биндо сделал несколько быстрых шагов в сторону Бастилы. Она вскинула перед собой руку, готовясь применить Силу, но темнокожий джедай остановился и заговорил, все еще надеясь что-то исправить словами:
- Послушай меня, девочка... Вспомни: Темная Стороны ведет к смерти и разрушениям. Я видел ужасы, которые ситхи выпустили на Галактику... Ты тоже видела их. Сверни с этого пути, пока не поздно...
- Заткнись, старик! - оборвала его, не дослушав, Бастила. - Твое время прошло! Эра джедаев и Республики минула! Настала век Дарта Ревана и ситхов!
Кашиикский отшельник собирался сказать что-то еще, но не успел.
- Что ж, - я вздохнул и, запрокинув голову, окинул взглядом статую ракатанской богини, отстегивая от пояса рукоять лайтсабера, - я дам тебе шанс положить Галактику мне под ноги, будущая ученица!
Джоли стремительно развернулся ко мне. На дне его зрачков отчетливо пульсировали отсветы паники.
- Не делай этого, юноша! Я не хочу, но буду вынужден сражаться с тобой, если того потребуют обстоятельства. Даже если это будет стоить мне жизни...
- Склонитесь перед возрожденным Лордом Ситхов или умрите! - потребовала Бастила.
Я включил сабер. Лучи клинков, сфокусированные Сердцем Стража21, полыхнули оранжевым огнем - ярким и яростным, как биение живого камня, их породившего, несмотря на выбеляющий все цвета жар полуденного солнца.
- Настоящий джедай никогда не склонится перед ситхом, - отрезала Юхани.
С шипящим звуком активировались ее голубые мечи.
- Жертвенная кровь освятит этот древний храм во имя ситхов! - в состоянии, близком к экстазу выкрикнула Бастила. - Смерть джедаям!
Патетика речей меня уже достала. Пора было подраться.
Давно пора было подраться.
Первой своей целью я выбрал Юхани - она была для меня наиболее опасна, как воин, чьи навыки боя на мечах существенно превосходили мои; джедай-консул представлял для меня намного меньшую опасность, так как щит против воздействий Силы после встречи с Малаком на "Левиафане" я держал постоянно. Бастила, приняв мою тактику, отвлекла на себя внимание Джоли Биндо. Пока они мерялись силами в прямом и в переносном смысле, я зарубил женщину-кошку. Немного подлечился и помог Бастиле добить джедая-консула.
Теперь оставалось только одно незаконченное дело: надо было отключить то, что Курт Онаси назвал "полем разрыва" - гравитационный луч Храма, работавший по широкому спектру и заставлявший космические корабли падать на поверхность планеты. Как только это будет сделано, "Эбеновый Ястреб" сможет взлететь.
- С каждым мгновением твой бывший ученик становится все сильнее, мой мастер, - сказала Бастила. - Мы должны действовать быстро, чтобы отомстить. Малак заплатит за похищение у тебя мантии Темного Лорда!

@темы: KOTOR I, фикшн, Реван, НК-47, Миссион Вао, Мандалор/Кандерос Ордо, Крея/Дарт Трея, Карт Онаси, Изгнанник/Изгнанница, Заалбар, Джухани, Аттон (Эттон) Ренд, Джоли Биндо, Дарт Сион, Дарт Нихилус, Дарт Малак, Бастила Шан, T3-M4, KOTOR II: TSL